Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Журнал "Яблоко.Литературные посиделки" [58]
Наше видео [7]
Поэзия [30]
Литературоведение [37]
Семиречье - моя любовь [6]
Очерк [2]
Литература России [12]
Мой Казахстан [18]
Литературные посиделки. Рабочая тетрадь. [39]
Наша гостиная [6]
Портреты наших современников [7]
Проза [15]
Дайджест прессы [78]
Самиздат [149]
Книги наших авторов [2]
Наши конкурсы [16]
"Яблоко-2016" [6]
Альманах "Литературная Алма-Ата"- 2016 [14]
Наше творчество [1]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 308
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Литературоведение

    О китайщине Широглазова и даосизме Черного Георга
    О китайщине Широглазова и даосизме ЧГ
    Нателла Климанова Критика

    Вы знаете, Андрей, ваш китайский цикл из ЛИ БО
    так и просится в сравнение с большим циклом Чёрного Георга о Гюнню Сюцае Сисы.
    В чём же сходство и крупное различие?
    Дело в том, что древняя китайская поэтика Ли Бо очень специфична и необычна с " национальной терпкостью, где все то, что отразила она из
    обычаев, мировоззрения, из природы и что отличает ее от всех прочих поэзии
    Востока и Запада"
    На мой взгляд, передать в русском слове всю терпкость и колорит, всё изящество и рационализм мысли китайского поэта - невероятно трудная задача.
    Здесь одними старыми проторенными лирическими русскими тропками изложения одних китайских эмоций без отображения изощрённости мысли на китайском языке - совершенно мало.
    Нужны новые подходы и расшифровки, нужен новый стиль языка, который бы умел передавать способ подачи китайской мысли.
    Что же мы у вас видим?
    А видим мы у вас стандарт европейского образа"пристанища чужого", а птица "Чжоучжоу", странным образом наводит на мысль о сходстве со славянской мифологической птицей Фениксом, которая, странным образом у автора летает "пробкой из бутылки", что наводит мысль о размере этой птички с пробку от бутылки.
    Да ещё, в придачу, получается, что китайская птичка бескрылая имеет только "подкрылки".
    Тогда, каким же образом она может летать, как пробка?
    Если и может летать с подкрылками, то, по видимому, имеет турбулентную тягу.

    Сложу подкрылки и стихи сложу
    О несчастливой птице Чжоучжоу,
    Которая стремится в облака
    Порывом ветра, пробкой из бутылки,
    Как будто хочет знать наверняка –
    Зачем даны бескрылому подкрылки?…

    Очевидно, что это явная авторская недоосмысленность стилистики Ли Бо.

    Не менее невразумительно и загадочно звучит в другой строфе некий "итог" в "чужих краях".
    Что за "шапки кисти" нужно омывать в чистой воде?
    И зачем в грязной воде омывать ступни ног?
    Не говоря о "святых снах" что снятся рыбам.
    Могут ли сны быть святыми?
    Насколько мне известно, бывают сны цветные, как в цветном кино. Но, чтобы бездушным рыбкам снились святые сны, то, очевидно, что это явная авторская выдумка и ляп:

    Прозрачен пруд, покуда рыбкам снятся
    Святые сны под треск ночных цикад.
    Но встанет солнце – рыбки разрезвятся,
    Подымут ил и воду замутят.
    Зачем искать обрывки вечных истин
    В чужих краях? Итог – везде итог:
    Вода чиста – омою шапки кисти,
    Вода грязна – ступни омою ног…

    В 3 строфе цикла весьма резко для 9 века китайского Дзэна звучит слово "официальный". "Официальное небо" - это нонсенс даже для современного русского языка:

    Журавль в небе, чайки на волне…
    А я мечтаю о вине и хлебе.
    А ведь когда-то так хотелось мне
    Быть журавлем в официальном небе.

    Поэтому, если логические подумать, не удивительно, что вода вечности из чаек не может отражать журавля из официального неба.
    Потому что, это явная авторская околесица и бессмыслица:

    Журавль в небе, чайки на волне…
    А я мечтаю о вине и хлебе.
    А ведь когда-то так хотелось мне
    Быть журавлем в официальном небе.
    Но все, что важным виделось тогда,
    С годами то смешит, то раздражает.
    Качает чаек вечности вода
    И журавля в себе не отражает…

    4 строфа вообще ушла в символизм 19 века, где, оказывается, путь монаха Юня "призрачный странен".
    А может ли путь на "склонах в тумане" быть "призрачным для конкретного монаха?

    Из всего цикла, более менее, на мой взгляд удачна строфа с персиками. Но, опять возникает вопрос, как же можно "скользя по кругу" войти в "сосновые леса"?
    Что это за хитроумный такой способ вхождения в лес?
    Или это не способ, а снова, - авторская выдумка.

    Чтобы не делать большой рецензию, я ограничусь общим итогом, что впечатление от"китайского" цикла Широглазова получилось не китайским, а в русском размашистом стиле 19 века. Эдакая некрасовщина вкупе с Крыловым. Что угодно, но это не древний китайский поэт Ли Бо, который в своей жизни исповедовал Дзен и даосизм.
    Как говорит Чёрный Георг, - большой специалист в Дзене и даосизме,- "в Дао нарушены причины рациональности связи" и именно этим отличается древняя поэтика китайских поэтов, и именно это отличие создаёт неповторимый китайский колорит и особенность.
    Отразить Алексею Широглазову эти особенности древней китайской поэтики никак не удалось. увы..
    Но одно хорошо, что есть интерес к китайской поэзии и желание по-своему делать интерпретации.
    Я бы посоветовала обратиться за консультациями к Чёрному Георгу. Совсем бы не помешало и принесло бы пользу творчеству в китайском направлении.
    В начале рецензии у меня было желание сравнить китайский цикл Широглазова и ЧГ. Но сейчас я уже вижу, что сравнивать, собственно, и, нечего.
    ЧГ, в отличие от автора цикла, не стал приближаться к классикам китайской поэзии. Но, зато, со знанием дела и специфики даосизма и дзэна, в авангардном стиле психоделики, создал на русском языке цикл о китайском вымышленном герое Сюцае, в образе которого, под незатейливым и, несколько юмористическом, внешне, образе жизни Сюцае скрывается мощный нравоучительный, модернизированный под западную психологию, пласт древней китайской мудрости.

    Например, один из 30 произведений о Сюцае в строгой классической форме сонета, где ЧГ необычно повествует о "кошачьих" грёзах Сюцая. Вот где мастерски ЧГ использует метод даосизма в нарушении причин рациональности смысловой связи, где на первый взгляд, кажется невозможным плыть среди облаков и реального "валерианового бриза". Но в грёзах всё возможно!
    И даже возможно "затеряться в веках" в конкретном дне "гэн-цзы".
    Возможно, одновременно грезить с котом, который одновременно и параллельно с Сюцаем

    бродил с прекрасной Мао Цзян
    В окрестностях Чанхэ и любовался на Куньлунь.

    Сокрушающий приём психоделики в последней строфе сонета переворачивает весь смысл сонета о грёзах Сюцая и кота и озаряет авторской мыслью, которую, лично для меня невозможно додумать до конца, - до того разведены до бескрайности её концы о толще бытия в одномерности и возможности жизни на двух лунах, с которых можно "свалиться" в одномерность толщи бытия.:

    Живой подобен мёртвому... Но вскоре ритуал
    Принудил Гунню и кота, как зверя и ловца,
    Вернуться в толщу бытия, – свалившись С РАЗНЫХ лун.

    Но апофеоз в сокрушающей сознание мысли - Живой подобен мёртвому.
    Подобен в толще бытия?
    Или подобен в жизни на лунах?
    Смысловой переход из одномерности толщи бытия в двухмерность пространства двух лун, - туда и обратно – это эффект трансгрессии, где получается шокирующий эффект переворота сознания читателя, подвигающий его расширить горизонты восприятия Мысли и заново осмысливать весь сонет, но уже с другой позиции понимания.
    Но однозначно, что Ответ наверно знают истинные знатоки Дао и Дзен..

    То мастерство Чёрного еорга, который, как создатель и автор, умудрился на русском языке вместить в каноническую форму сонета векомудрую истину китайских древних мудрецов, - бесспорно, делает этот сонет Чёрного Георга в истинно китайском стиле, так же как и весь остальной цикл Чёрного Георга.

    О путешествиях сюцая на кончике осенней паутинки
    Черный Георг

    Сюцай опять нашёл себя в стране кошачьих грёз –
    Плывущим, вроде облака, над морем молока,
    Где бриз – валериановый – покачивал слегка,
    А солнце грело спину, лапы и пушистый хвост.

    Стоял четвёртый месяц, лето только началось.
    Заканчивался день гэн-цзы. Затерянный в веках,
    Сюцай подумал: странно, как Кошачий Великан
    Расположил созвездия – пучки своих волос.

    Примерно в то же время кот сюцая пребывал
    В стране сюцайских грёз, – бродил с прекрасной Мао Цзян
    В окрестностях Чанхэ и любовался на Куньлунь.

    Живой подобен мёртвому... Но вскоре ритуал
    Принудил Гунню и кота, как зверя и ловца,
    Вернуться в толщу бытия, – свалившись С РАЗНЫХ лун.

    http://www.stihi.ru/2007/12/29/2258

    Категория: Литературоведение | Добавил: Нателла (10.04.2009) | Автор: Нателла Климанова E
    Просмотров: 607 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]