Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Наследие [59]
Биографии писателей
Наши современники [98]
Биографии писателей
Наши гости [3]
Литературная школа Алматы [2]
Наша библиотечка [37]
Соотечественники [81]
Виртуальный альманах. Черновик.
Журнал "Нива" [11]
Наше творчество [0]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 308
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Файлы » Наши современники

    Ольга Шиленко. Стихи
    16.09.2007, 06:55

     * * *

                 Погрузиться бы в солнечный ливень,

                потонуть бы, залечь среди трав

                и светло, и так сладко-счастливо

                слушать посвисты птичьих дубрав.

                Пусть кукушка мне век накукует

                и пусть век не устанет кричать:

                – Ви-тю ви-дел! – пичуга под туей.

                Есть во всем и восторг, и печаль.

                Есть во всем торжество и проклятье,

                беспричинная радость и грусть.

                Разбрелись где-то по свету братья,

                и пластинки умолкли, и пусть.

                И портреты молчат безмятежно,

                не зовут полетать в небеса.

                Просто нежно, так искренне-нежно

                смотрят в душу с портретов глаза.

     

                * * *

     

                Люблю остаться в тишине

                И слушать ход часов.

                Сосуд моих хрустальных дней,

                Как Осень, невесом.

                Наполнен солнцем и луной,

                Трудом и счастьем нег,

                Наполнен воздухом, где зной

                Перетекает в снег…

                Закутав ноги в теплый плед,

                Читаю сны земли,

                Историю, где тьма и свет

                Согласья не нашли.

                Перемещаясь на весах,

                Стоят то ночь, то день,

                Улыбка-бабочка. Слеза…

                Покой и свет, и тень.

                Так жить и жить бы в тишине

                И слушать ход Времен.

                В глухой суровой стороне

                Предельно ясен он.

                  * * *

                 Пора, пора по тропам предосенним

                Ходить одной в пресветлые сады,

                Топча сердца листвы, как потрясенья,

                Топча короны кленов, как мечты.

                Роман написан. Звездный дождь отплакал.

                Зачем же так бояться, что в конце

                Всех чувств моих изрубленная плаха

                Предательски проступит на лице?

                ***

                 Такси. Холодок поворотов.

                Мальчишечья гибкая прыть.

                Не я ли вон в той подворотне

                Училась девчонкой курить?

                Откашлявшись с первой затяжки,

                Притворно смеясь со второй,

                Сходила с ума от тельняшки,

                Что важно носил мой герой.

                Как грустно гитара бренчала,

                Как гулко бродили в крови

                И дурь, и тоска по началу

                Большой настоящей любви…

                Какой незавидненький шлягер

                Тогда будоражил и жег,

                Как просто орали стиляги:

                «Подваливай к нам, корешок!»

                И он, мой кумир из морфлота,

                Могучий расправивши торс,

                Держа свою даму под локоть,

                Подваливал, тая, как воск.

                Как гордо наколки носил он,

                Как яростно в карты играл,

                Как быстро степенность и силу

                На пьяный кураж променял!

                И я разлюбила тельняшку,

                И дым сигарет, и блатной

                Жаргон, грубовато-горчащий…

                – Водитель, сверни на Речной.

                Скорее из этих проулков,

                Туда, где вокзальчик стоит.

                …Как колокол памяти гулко

                По юности глупой звонит!..

                               ***           

                Золотая повилика

                задушила мои флоксы.

                Там где грусть, там бродит Лихо.

                Не идут к обеду гости.

                Не идешь и ты до дому.

                Осы съели наши груши.

                Может, взоры незнакомок

                истомили твою душу.

                Заманили шарлатаны.

                Напророчили гадалки:

                славу, деньги, почесть, страны

                и зелёный взгляд русалки.

                Виноград съедают осы,

                розу черви тихо точат.

                Закатилось солнце в осень.

                Пожелтели сад и роща.

                Принесу водицы с речки,

                пошаманю, поколдую.

                Чёрту – ладан, Богу – свечки,

                если ты нашёл другую.

     

    Охапка солнца

    «Вращается весь мир вокруг человека.

    Ужель один недвижим будет он?»

    А.С. Пушкин

     

    Ты мне ответил: «Да, моя любимая».

    И повторил мне: «Да, моя любимая».

    Цвел мак, и всю весну неповторимую

    Ты все шептал мне: «Да, моя любимая».

     

    Вот ведь придумал музыку счастливую.

    Философ мудрый – ласковое соло;

    И днем, и ночью: «Да, моя любимая».

    И вырос дом до неба, ближе к солнцу.

     

    Вот нежные цветы сменили злаки,

    Весы качнулись в пользу Скорпиона.

    И свет, и тайна знаков Зодиака

    Перетекли в миры иных законов.

     

    Затихли голубиные симфонии,

    И это «да», как символ мироздания.

    Ни «Да», ни «Нет» – осенняя ирония.

    Седой философ в трансе созерцания.

     

    Очнешься, скажешь: «Да, моя любимая».

    И повторишь мне: «Да, моя любимая».

    И будешь в листопад неповторимый мой

    Шептать мне снова: «Да, моя любимая».

     

    «Вставай, страна огромная»...

     

    Мне не примазаться к России,

    ведь моя родина — Союз.

    Зачем к тебе я рвусь и рвусь,

    о край мистической осины?

     

    Ведь моя родина — Союз,

    что вдребезги разбит на страны.

    Я эту чашу склеить тщусь

    от океана к океану.

     

    И от имперской жажды той

    мне чай казахский много слаще

    тем, что огромной пиалой

    совковую напомнит чашу.

     

    Совок я или же горшок,

    Горжусь, что краснозвёздным углем

    мы повергали нечисть в шок ...

    И эти угли не потухли.

     

    * * *

    Что-то мальвы стали мои хилыми,

    задичали, низкие, неброские.

    Вот  и я зову своего милого

    яблоки искать сухие, конские.

     

    Ходим по горам, а яблок нету.

    Нет тебе — ни конских, ни ослиных.

    Лишь кизяк коровий, как монеты,

    подберу я, и иду счастливая.

     

    Нравится мне детство своё кликать,

    и аукать деду в небо синее.

    Тятя! Видишь нынче сколько слив-то,

    раечек и алычи с малиною.

     

    Ничего, что стал дороже золота

    конь и даже яблоки те, конские.

    Есть ещё места здесь заколдованные.

    Ненаглядней, круче, чем заморские. 

    Категория: Наши современники | Добавил: almaty-lit
    Просмотров: 1423 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]