Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Наследие [59]
Биографии писателей
Наши современники [98]
Биографии писателей
Наши гости [3]
Литературная школа Алматы [2]
Наша библиотечка [37]
Соотечественники [81]
Виртуальный альманах. Черновик.
Журнал "Нива" [11]
Наше творчество [0]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 308
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Файлы » Наши современники

    Театр нашего детства
    17.09.2007, 02:30
    Газета «Столичная жизнь»
    №45, 17 ноября 2005г.
    Людмила Мананникова

    НЕЗАБЫВАЕМАЯ НАТАЛИЯ САЦ

    Когда я стала заниматься историей Театра юного зрителя, то удивилась: как много в городе людей, которые с трепетом и вдохновением говорят о ТЮЗе разных лет. Причем не только актеры и режиссеры, но и поклонники театра.
    - ...Как это было прекрасно - ходить на репетиции, - вспоминает актриса самой первой труппы Евгения Ивановна Василькова. - Актеры собирались тогда в маленькой комнатушке, которая отапливалась буржуйкой, во всех углах - лед, снег. Все дрожали, и тем не менее все это было прекрасно. На лице у Наталии Ильиничны Сац, основательницы театра, была написана радость! Ее энергия и увлеченность передавались всем остальным. Помню, как наш коллектив готовился к открытию театра, никто не чурался никакой работы, все выходили на воскресники, готовили декорации. Мы, юные актрисы, пришивали листочки из накрахмаленного материала к огромному занавесу-заднику для спектакля «Красная Шапочка». Это была имитация дерева.
    Молодые актеры в «Красной Шапочке» изображали зайчиков, бабочек, птичек. Мне тоже достался зайчик, но я не унывала: и роль зайчика в театре Сац была прекрасна. А какие замечательные люди работали в театре в то время! Будущий драматург Виктор Сергеевич Розов, художники Ненашев, Теляковский, Бальхозин... Приезжал из Москвы Ладыженский - он оформлял «Красную Шапочку».
    «Атмосферу праздника в театре любовно создавала наша педагогическая часть во главе с молодой, очень преданной детскому театру Галочкой Рутковской...» - пишет Н. Сац в книге «Новеллы моей жизни».
    Вспоминает ветеран ТЮЗа Галина Юрьевна Рутковская:
    - Когда я впервые появилась на стройке, то обратила внимание на женщину с черными распущенными волосами, которая с легкостью носилась по строительным лесам и давала рабочим указания. «Какой интересный прораб», - воскликнул кто-то из ребят. Его поправили: «Это не прораб, а главный режиссер будущего театра Наталия Сац!» Вот тогда я в первый раз про нее услышала. Полагаю, Наталия Ильинична меня воспитала, я считаю ее своей наставницей, учительницей.
    Первая встреча состоялась в кабинете Сац на втором этаже.
    До сих пор помню свое волнение, хотя Наталия Ильинична была ко мне очень доброжелательна, она познакомилась с характеристикой, которую дала мне кафедра, с оценками в дипломе. Именно в тот день я на всю жизнь запомнила девиз патриархов тюзовского движения нашей страны, произнесенный Наталией Ильиничной: «ТЮЗ - это союз художников, мыслящих как педагоги, с педагогами, способными чувствовать как художники».

    ТЕАТРАЛЬНАЯ СКАЗКА

    ...И вот, наконец, праздничным утром 7 ноября 1945 года алма-атинские малыши впервые переступили порог своего театра. Днем шел спектакль «Красная Шапочка» Евгения Шварца, поставленный Наталией Ильиничной Сац. Вечером - «Осада Лейдена» («Тиль Уленшпигель») Исидора Штока в постановке Виктора Сергеевича Розова.
    Знаменитую фразу Станиславского «Театр начинается с вешалки» Сац буквально овеществила. Захлопывалась тяжелая дверь с улицы, ребенок заходил в фойе, и сразу же для него начиналась сказка. Реальная жизнь оставалась где-то вдалеке, за театральной дверью. На каждом шагу ему встречались знакомые сказочные персонажи, которые как бы говорили: «Как здорово, что ты пришел к нам в театр. Проходи, у нас праздник!».
    В театре была даже специальная детская комната. Шли первые послевоенные годы:
    мамы на работе, многие папы не вернулись с войны, дома - маленький брат или сестра, за которыми надо смотреть, а в школе тебе дают билет в театр. Вот ребенок и приводит крошечных братишку и сестренку вместе с собой в театр, ведет их в детскую комнату:
    известно, что малышу до 5 лет смотреть спектакли с живыми актерами не рекомендуется - слишком большая нагрузка на психику. А в детской комнате малышу хорошо. Здесь есть диванчик, на котором он может поспать, есть куклы, с которыми при желании можно поиграть.
    Словом, пока идет спектакль, малыш «при деле», под присмотром опытных педагогов.
    - Наталия Ильинична Сац только-только освободилась из лагеря и со всей энергией талантливого творческого человека приступила к созданию детского театра, - рассказывал Юрий Борисович Померанцев. - Авторитет Наталии Ильиничны в театре был непререкаем. Женщина она была яркая, эксцентричная, ходила в пятнистой леопардовой шубе. Как только она переступала порог ТЮЗа, по театру разносилось: «Она здесь!» И все невольно подтягивались, становились собраннее, строже.
    Помню, мы ставили пьесу «Две судьбы», в основе которой лежала биография первого президента Академии наук республики Каныша Сатпаева. Чтобы не приблизительно, а воочию познакомить участников постановки с предметом наших стараний, Наталия Ильинична пригласила самого Сатпаева. Встреча эта, рассказ Каныша Имантаевича о своей жизни помогли нам в воссоздании его судьбы.

    ПЕРВЫЕ КУМИРЫ

    - Первым нашим спектаклем был «Осада Лейдена« по пьесе Исидора Штока, - это уже говорит зритель - советник директора Алматинского областного института профессионального развития кадров, а в середине сороковых - восьмилетний мальчишка Толеш Макашевич Мажикеев.- Этот спектакль мы смотрели раз десять. Думаю, что пьеса была выбрана очень удачно, она сразу привлекла в театр юных зрителей. Глубокая старина, Лейден - город из немыслимо далекой от нас Голландии. Крепости, лестницы, по которым взбираются актеры, сплошная романтика... С ума сойти можно!
    Нам, мальчишкам, очень нравилось, что в этом спектакле герои сражаются на шпагах, потом мы у себя во дворе устраивали такие же сражения. Сразу же обратили внимание на артиста Юрия Померанцева. Он был тогда очень молодой, симпатичный, высокого роста. Мы, малыши, разузнали, где актер живет, ждали, когда он утром выйдет из дома, и протягивали ему руку, он тоже протягивал ее нам в ответ. И совсем не зазнавался!
    В ТЮЗе после войны появились первые новогодние елки, что для нас, ребят, было большой радостью. Не помню, кто исполнял роли Деда Мороза и Снегурочки, а Шута помню - его играл наш любимец Юра Померанцев. Потом, уже гораздо позднее, когда я водил в театр Лермонтова гостей, они, не зная моей детской привязанности к актеру, восхищались Юрием Борисовичем, и я был очень рад этому.

    - б сентябре 1950-го я пришла в актив ТЮЗа как в очередной кружок, - говорит Ната Феликсовна Бычук, проработавшая в театре педагогом, заведующей педагогической частью, заместителем директора 51 год. - Переступив порог, я настолько заразилась театром, что поняла: останусь в нем на всю жизнь. Так получилось, что активистами ТЮЗа одновременно стали несколько девочек из нашей школы. Впрочем, в театре тогда пропадали и ученики, и завуч, и директор. До этого времени мы даже не подозревали, что можем вот так свободно приходить в театр, смотреть по 10 раз понравившиеся нам спектакли. И самое интересное - потом их обсуждать при актерах, на которых до этого боялись смотреть в упор.
    Нас удивило и подняло в собственных глазах то, что актеры с большим вниманием к нам прислушивались. Очень часто режиссер нас благодарил за участие в обсуждении спектакля, за выступление, говорил, что сделал для себя какие-то выводы, удивлялся нашему пониманию «не по возрасту» каких-то ходов. Мы начали делать свои отзывы в письменном виде. За кулисами была специальная доска, на которой помещались наши своеобразные рецензии. Так мы взрослели, формировались...

    УЧИТЕЛЯ И УЧЕНИКИ

    В театре за долгие годы работали самые разные режиссеры - Илья Барон и Борис Гронский, Абрам Мадиевский и Вадим Пучкин, Евгений Прасолов и Григорий Жезмер, Рубен Андриасян и Борис Преображенский, - и все они без сомнения заслуживают нашей зрительской благодарности.
    У каждого поколения юных алмаатинцев был свой любимый спектакль.
    Можно вспомнить «Аттестат зрелости» Б. Гронского и «Вей ветерок» Е. Прасолова, «Такую любовь» А. Мадиевского и «Они и мы» В. Пучкина, «Мой брат играет на кларнете» Г. Жезмера и «Ночь после выпуска» Р. Андриасяна...
    Впрочем, каждый поклонник ТЮЗа назовет, наверное, свои спектакли, оставившие наибольшее впечатление в его душе и сердце.
    - Когда в 1958 году в театр пришел Абрам Львович Мадиевский, - вспоминает ныне профессор КазНУ Светлана Михайловна Сагалович, - он сразу поразил Алма-Ату своим дебютом. Это была знаменитая пьеса, прошедшая тогда по сценам мира, - »Такая любовь» чешского драматурга Павла Когоута. Главную роль в спектакле играла его супруга, ведущая актриса театра Виктория Тикке. Мы все давно не видели спектаклей подобной глубины, таких ярких актерских ролей.
    Именно в то время выделилась плеяда актеров, которая сразу завоевала Алма-Ату. Многие вещи, поставленные Мадиёвским, остались в золотом фонде театра. Мадиевский вообще любил все масштабное, после его спектаклей многие актеры делали свой первый шаг к звездности. Он привнес в уже сложившийся до него театральный коллектив академический уровень. Это был режиссер интеллигентный, очень высокой пробы.
    А вот Светлана Евгеньевна Исакова, директор Бостандыкского центра детского творчества, вспоминает ТЮЗ уже времен Р. С. Андриасяна:
    - ...Помню спектакль «В списках не значился» по повести Бориса Васильева, посвященный героям Брестской крепости. На сцене стояли огромные леса, затянутые бумагой, и когда герои погибали, они падали сквозь бумагу, и у нас шел мороз по коже.
    А потрясающий детский спектакль - «Чукоккала»! Актеры в нем играли настолько блестяще, что мы, старшеклассники, с удовольствием посещали детские утренники. Ходить утром нам было как-то неудобно, поэтому мы брали с собой детей поменьше, чтобы было видно: мы, взрослые, ведем ребенка на утренний спектакль. На самом деле страшно интересно было нам самим, мы старались сесть в первые ряды.
    Настоящим открытием стал для нас спектакль «Ночь после выпуска». Чтобы вот так открыто, в лоб в театре заговорили о том, что волнует нас, старшеклассников! Такого еще с нами не было. Столько было тогда споров, разговоров! Мы буквально сшибались насмерть! «А что бы сделал на месте этого героя я? Прав он или не прав?» Помню, как после просмотра этого спектакля мы сорвали урок литературы.
    Пришли в школу под впечатлением спектакля и сказали учительнице: «Давайте поговорим начистоту!» Тогда нас мало интересовал режиссер, поставивший спектакль,
    но актеров театра после окончания спектаклей мы ждали на крыльце. Не могу сказать, что я была влюблена в кого-то из них персонально, просто мы стояли на крыльце до последнего и смотрели, как они выходят. До сих пор помню это ощущение абсолютного счастья.
    Вообще в ТЮЗе была какая-то необыкновенная атмосфера. Мы обязательно брали с собой туфли - переобувались. Считали, что неэтично по отношению к актерам заходить в зал в сапогах. И обязательно шли в театр с цветами. Это была такая великая для нас школа: театр и цветы! Когда мы смотрели спектакли ТЮЗа, у нас были сплошные эмоции, сплошной праздник!
    ...Словом, о ТЮЗе - театре нашего детства - можно говорить бесконечно. Как здесь не вспомнить одну из лучших травести - не только Казахстана, но всей нашей большой страны Ольгу Алексеевну Решетниченко! Детвора спорила, сколько лет этому «актеру», может ли он играть мальчика, но ни у кого не возникало сомнений, что их любимый герой - не мальчишка, а женщина-травести. Они бежали к служебному входу и, вытягивая шеи, ждали, когда же выйдет из театра их ненаглядный паренек. И когда мимо проходила сухонькая, элегантная скромная женщина, они даже и предположить не могли, что это идет тот самый им полюбившийся «актер».
    А замечательный режиссер Е. А. Прасолов и его жена Г. И. Тхоржевская! Вся их жизнь была ярким примером верного служения театру...
    И сейчас в театре работают актеры, отдавшие ему почти по 40 лет, - Татьяна Тарская и Валерия Крымская, Любовь Бойченко и Сергей Печорин... А Гавриил Моисеевич Бойченко - тюзовский актер от Бога, ныне актер театра Лермонтова.
    - Удивительные они люди - тюзовские актеры! - говорит художественный руководитель Русского театра драмы им. М. Ю. Лермонтова Р. С. Андриасян. - В драматическом театре попасть в сказку - значит отбывать повинность. Молодежь еще играет в сказках с удовольствием, а возрастные актеры делают это очень неохотно. Так вот когда в ТЮЗе как-то было распределение ролей, ко мне подошел один возрастной актер и со слезой в глазу стал говорить, что ему не дали роль какого-то третьего зайчика. А он его чувствует! Понимаете? Да, в детском театре труппа может быть слабее, чем в драматическом, но в ТЮЗе труппа всегда хочет больше, чем в драме. Глаза у тюзовцев горят ярче! И вот это желание людей дорогого стоит.
    - Театр был для нас праздником, продолжает вспоминать Светлана Сагалович. - Когда мы шли в ТЮЗ, то знали: мы идем на встречу с радостью. Ощущения от спектаклей долго жили в нас: мы не расставались с ними ни в школе, ни дома. Они будили в нас мысль, становились источниками энергии. ТЮЗ стал для нас тем духовным центром, который впоследствии связал воедино наши индивидуальные судьбы. Разве не символично, что в подавляющем большинстве мы, члены зрительского актива театра 50-60-х годов, стали педагогами, врачами, журналистами, выбрали профессии, которые требуют от человека огромных душевных сил. Сегодня те, кто был ребенком в далекие 50-е годы, могут сказать:
    «Нам посчастливилось видеть...»
    ...Я довольна, когда в нашем ТЮЗе аншлаг; даже если с трудом могу отыскать место в зрительном зале. Я-то смогу приткнуться где-нибудь и на обочине, главное - что зал полон! Вероятно, жизненно необходимо человеку, чтобы кто-то, хотя бы иногда, «трубил во все трубы его души».
    С праздником вас, дорогие рыцари детского театра!
    Спасибо, друг! Спасибо, наш театр...

    Категория: Наши современники | Добавил: almaty-lit
    Просмотров: 1815 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]