Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Наследие [59]
Биографии писателей
Наши современники [98]
Биографии писателей
Наши гости [3]
Литературная школа Алматы [2]
Наша библиотечка [37]
Соотечественники [81]
Виртуальный альманах. Черновик.
Журнал "Нива" [11]
Наше творчество [0]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 308
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Файлы » Наследие

    Там, за холмом
    19.06.2010, 04:54
    № 109 (16981) от 19.06.2010
    Туглук ТОХТАМОВ, Астана
    Сегодня моему отцу, известному уйгурскому писателю Тургану Тохтамову, исполнилось бы 70 лет. До своего юбилея он не дожил ровно год. Тургана Тохтамова по праву называли классиком уйгурской литературы.
    Бабушка Маликам часто рассказывала о детстве моего отца, о том, как она, проводив на фронт осенью 1942 года своего мужа, известного в селе Садыр кузнеца Касыма, одна поднимала на ноги троих детей – Курбана, Тургана и Гульсару. Тяжело ей было в те суровые военные годы, порой она сама недоедала, думала лишь о том, чтобы были накормлены дети. Как и десятки овдовевших в годы войны женщин Садыра, бабушка Маликам трудилась в колхозе. А когда в январе 1943 года пришла похоронка на мужа Касыма, она только еще туже подпоясалась и взвалила все заботы о детях на свои хрупкие плечи. По рассказам бабушки, Турган с сестрой Гульсарой с утра часто бегали на невысокий холм на окраине села и подолгу вглядывались вдаль. Стояли и ждали с надеждой, что вот-вот оттуда, из-за холма, появится отец, возьмет на руки и понесет их домой. А вечером, не дождавшись, они, опустив головы, шли домой.
    Вспоминаю рассказы бабушки о том, как в послевоенные годы она ездила в Джаркент тогда еще Талды-Курганской области, продавала яблоки, картошку, выращенную на своем огороде, и на вырученные деньги помогала дяде Курбану и моему отцу получить образование. А в 1973 году, не выдержав разлуки с сыновьями, которые к тому времени обосновались в столице, бабушка Маликам, продав дом в Джаркенте, переехала к нам…Имя Тургана Тохтамова широко известно не только в нашей стране, но и за рубежом. Он – автор четырех романов и десятков повестей. Публиковался в таких изданиях, как "Молодая гвардия", "Роман-газета". Его произведения "Белый дождь", "Старая мельница", "Слово отца", "Назугум", "Эхо наковальни" и многие другие печатались не только в Казахстане, но и в ближнем и дальнем зарубежье. В повестях о военном и послевоенном времени "Там, за холмом", "Эхо наковальни", "Последнее письмо отца" впечатления детства проникнуты дымкой грусти и переживаний человека, повидавшего немало житейских эпизодов счастья и горя, маленьких и больших радостей и потерь. Эти произведения отличают искренность и подкупающая самобытная тональность в описании жизни небольшого села. Перед читателями предстают судьбы детей, ожидающих в лихую годину своих отцов и братьев с фронта, солдаток, многие из которых стали вдовами, так и не познав в полной мере женского счастья.Вот уже прошел год с того дня, как не стало отца. Его нет с нами, но почему-то все это время его облик всегда стоит передо мной. Каким он был и каким запомнился для меня? Отец не любил, когда его жалели. Эта черта его характера более отчетливо проявилась после инсульта, который он перенес в 1997 году. В первые дни после
    выписки из больницы он никого не подпускал к себе. Не хотел, чтобы мы, его дети, помогали ему встать, поддержать его. Он всегда твердил: "Я сам, сам...". А когда через несколько месяцев он действительно сам встал на ноги и, опираясь на деревянный костыль, начал медленно прогуливаться по двору своей многоэтажки, у него появилась уверенность в себе. Уверенность в том, что он может победить недуг. Отец часто, почти ежедневно, делал очень длинные прогулки. Жители микрорайона "Аксай" могли часто видеть одиноко ковыляющего пожилого человека в спортивной куртке. Опираясь на костыль, он мелкими шагами ходил от своего дома до местной школы. По дороге встречал многих знакомых и подолгу с ними разговаривал. Жалость отец считал проявлением человеческой слабости. "Никогда не жалей меня", – сжимая руки в кулак, часто говорил, скорее, не собеседнику, а самому себе. Домой к нему нередко приходили друзья, знакомые. Когда отец беседовал с ними, никогда не просил подать что-нибудь с полки или принести из другой комнаты. Все это он проделывал сам, ловко орудуя костылем, –
    доставал со шкафа книгу или угощал гостей чаем.Отец был очень трудолюбив. Часто в детстве я видел, как он работал по ночам. Работал каждый день. Даже заболев, несмотря на недуг, продолжал творить – печатал здоровой левой рукой на машинке, его рабочий стол всегда был завален листами. Он жил с одной целью – ни дня без строчки.
    Отец никогда не жаловался. Не любил корить за то, что не все в жизни происходило так, как хотелось бы. Он никогда не жаловался даже на то, что некоторые люди, некогда его окружавшие, вдруг резко менялись, из друзей превращались в завистников и лицемеров. Отец часто говорил, что не ищет виновных в своих неудачах. "Не смог – значит, виноват я сам. Значит, нужно сделать лучше, быстрее и нагляднее" – один из его жизненных принципов. Он часто сетовал на то, что в нынешнее время творческим людям очень тяжело приходится выживать. "Писать книги – профессия, а их реализовывать – это искусство", – шутил всегда отец. Ширпотребом называл он заваленные на книжных полках дешевые триллеры и внешне захватывающие детективы, содержание которых читатель забывает на следующий день. "Как жаль, что люди перестали читать настоящие книги, получать удовольствие от них", – говорил мне отец.
    Он всегда был строг к своим детям. И сейчас, когда рядом нет отца, я понял, что, в первую очередь, он был строг к себе. Строг в своих целях, в своих достижениях, в своих поступках. Именно в этой строгости и была его преданность своему делу.
    Отец любил общение. Он всегда был душой в любой компании, ее заводилой. Это качество, кстати, и помогало ему в работе. Помню, когда он часто выступал на собраниях, люди, затаив дыхание, слушали его. Отец был настоящим лидером. Он мог увлечь за собой людей. Все, кто его знал, отмечали в нем талант оратора. Отца любили и уважали его друзья. Даже когда его сковал недуг, старались не напоминать ему о болезни. Они заставляли его двигаться, общаться, работать. Очень многое в жизни отца сделал его близкий друг Герц Исламов. С ним он забывал о своем недуге. Герц помогал во всем: издавал его книги, подолгу беседовал. Наша семья всегда будет помнить об этом.Отец был известен не только как популярный в Казахстане писатель. Он принимал активное участие в общественной жизни республики – входил в Комиссию по правам человека при президенте РК, был одним из авторов книги о главе нашего государства Нурсултане Абишевиче Назарбаеве "Ел басы". Отец создал альманах "Парваз", через его руки прошли
    рукописи произведений авторов, которые впоследствии стали известными журналистами и литераторами. Много он сделал в становлении национально-культурных центров республики, сам возг-лавлял уйгурский культурный центр Алматы. Был лауреатом премии "Ильхам", учрежденной казахстанскими меценатами.
    Отец говорил, что писатель и журналист несут ответственность за каждое свое слово, нельзя разжигать вражду между людьми – представителями различных национальностей и религий. Он часто повторял: "Казахстан – это наш общий дом, и эту ценность всегда надо защищать и беречь".
    Отец очень любил и глубоко уважал свою маму Маликам. Он ежедневно звонил по телефону, спрашивал о ее здоровье. А когда приходил к нам домой, то всегда целовал ей руки. Они, сидя в чайхане, беседовали. Отец делился своими новостями, бабушка – своими. В основном это были разговоры о родственниках и знакомых из родного села Садыр.
    Всегда я удивлялся мужеству и стойкости своей бабушки. Одна вырастив троих детей, она не утратила к своим 96 годам оптимизма, теперь уже радуется успехам внуков и правнуков. Она всегда в курсе всех наших дел. Бабушка Маликам так и не дождалась с фронта мужа Касыма, погибшего в боях под Сталинградом. Горько и тяжело, когда дети теряют родителей, а жены – мужей. Но еще тяжелее матери, когда она теряет своих детей. Мой дядя Курбан, известный писатель и ученый, и мой отец Турган навеки закрыли свои глаза на руках у бабушки Маликам. Преклоняюсь перед этой сильной и мужественной женщиной.
    http://www.express-k.kz/show_article.php?art_id=40768
    Категория: Наследие | Добавил: Людмила | Теги: Турган Тохтамов
    Просмотров: 924 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]