Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Наследие [59]
Биографии писателей
Наши современники [98]
Биографии писателей
Наши гости [3]
Литературная школа Алматы [2]
Наша библиотечка [37]
Соотечественники [81]
Виртуальный альманах. Черновик.
Журнал "Нива" [11]
Наше творчество [0]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 308
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Файлы » Наследие

    Александр Жовтис
    16.09.2007, 04:00

     

    Виктор Снитковский

      ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ЖОВТИСА

             Нет в мире ничего красивей весенних склонов Заилийского Алатау. Розовые

      облака цветущего урюка смешиваются с молочной белизной яблоневого цвета. Выше

      садов клубится густая хвоя столетних елей, которая плавно переходит в изумруд

      альпийских лугов с алыми пятнами горных тюльпанов. А над всем этим праздником

      цвета сияет искрящаяся белизна снегов, неуловимо впитавшая все цвета радуги от

      расцветших садов до бездонного сапфирного неба. Воздух в городе настоян на

      терпком запахе трав и сирени. Природа ликует.

           В мастерской художника актриса с великолепной дикцией читает певучие

      восточные четверостишья. Художник отвечает ей верлибром собственных

      стихотворений. Его кисть то плавно и гибко скользит по мольберту, то мечется в

      тайниках акварельной палитры. Поначалу я чувствую себя непрошеным гостем -

      пришел к художнику по делу. К счастью, на меня не обращают внимания. Я молча

      слежу за поэтическим диалогом и "проявлением" на бумаге портрета красивой

      незнакомки. Увы, праздник живописи и поэзии не бесконечен - сеанс

      портретирования закончился. Иван Яковлевич Стадничук представил мне свою

      гостью:

          Доктор медицинских наук Галина Евгеньевна Плотникова. Она преподает на

      курсах повышения квалификации врачей.

          Завидую курсантам, которые слушают лектора с таким голосом! - говорю я.

          Нет, - отвечает Стадничук, - завидовать нужно зрителям, которые видели ее

      игру на сцене и тем, кто еще узнает ее как художника!

          Галина Евгеньевна, что вы читали?

          Это переводы средневековой корейской поэзии, сделанные моим мужем -

      Александром Жовтисом.

           Так в мой мир вошла мудрость древней Кореи. Вскоре я стал вхож в открытый

      с раннего утра и до поздней ночи дом Галины Евгеньевны и Александра

      Лазаревича. Казалось, что все нуждающиеся в помощи или добром совете приходили

      к ним и получали необходимое. Эта щедрость вырастала из счастливой взаимной

      любви супругов. Казалось, что улица, на которой жила семья Жовтис, была

      названа Советской именно потому, что в их доме действительно давали разумные и

      сердечные советы. Многие студенты перестают узнавать своих преподавателей

      сразу после экзамена. В советах Александра Лазаревича Жовтиса нуждались и

      через тридцать лет после окончания университета. "Учился у Жовтиса" - это

      звучит гордо.

           Александр Лазаревич был диссидентом от рождения. Все началось, когда в

      Испании франкисты оттеснили остатки республиканцев к французской границе.

      Пионер Жовтис сказал, что республиканцы проиграли. Настучали. Пионер Жовтис

      превратился в "просто" Жовтиса. Чудом уцелел Жовтис, когда в 1944 г. была

      арестована его однокашница по университету Дора Штурман. Через много лет они

      начали переписку и, даже, встретились в Израиле.

           Сразу после войны Александр Жовтис женился на ведущей актрисе

      алма-атинского русского театра Галине Плотниковой - дочери репрессированного

      заместителя наркома здравоохранения Евгения Плотникова. Через несколько лет

      она сменила профессию и быстро превратилась в доктора медицинских наук.

           В 1948 г. Александр Лазаревич стал читать курс древнерусской литературы в

      Казахском университете. Вскоре "Казахстанская правда" причислила Жовтиса,

      вместе с писателем Ю.Домбровским, к буржуазным националистам и космополитам.

      Домбровского в 1949 г. посадили, а его молодого друга уволили из университета

      в первый раз - за космополитизм. После смерти Сталина опального Жовтиса

      восстановили на работе.

           Жовтис сумел сохранить множество рукописей крамольных авторов и, в

      последствии, опубликовал их. Но за переводы "врага народа" - казахского поэта

      Магжана Жумабаева еврей Жовтис был назван "казахским националистом" и изгнан

      во второй раз из университета. Казахские писатели помогли вернуться.

           Сказал Александр Лазаревич на лекции по древнерусской литературе доброе

      слово о татарском хане, который помиловал русских пленных, в тот момент, когда

      партия боролась с татарским национализмом. И еврея Жовтиса уволили за

      "татарский национализм". Через суд Жовтис вернулся в университет. Через пару

      лет нашли предлог, чтобы уволить строптивого доцента Жовтиса за отказ ставить

      "нужным" студентам положительные оценки. И снова через суд Жовтис добился

      восстановления. Четыре раза, после долгих мытарств, его восстанавливали на

      работе. В пятый раз Жовтиса уволили в 1971 г. с пятном "сиониста" после

      обыска, когда нашли магнитофонные записи Галича, певшего у него дома. Не

      давали много лет защитить докторскую диссертацию. Без работы продержали семь

      лет. Лишь с помощью замечательного казахского интеллигента С.У.Джандосова

      "отщепенцу" Жовтису в 1978 г. дали профессорскую должность в пединституте.

      Увы, в 1992 г. Санжар Джандосов - этот честный, добрый и мудрый человек был

      убит при загадочных обстоятельствах.

           Премьер-министр Франции Леон Блюм по совету Луначарского купил у

      скульптора Исаака Иткинда его работу "Россия, разрывающая цепи". Во Франции

      появилось сообщение, что работа называется "Россия в цепях". Чекистам этого

      хватило для того, чтобы "признать" скульптора французским шпионом, зверски

      избивать на допросах и репрессировать. К счастью, Исаак Иткинд выжил. После

      приезда в Алма-Ату он стал другом семьи А.Л.Жовтиса и был под постоянным

      медицинским надзором жены Александра Лазаревича - Галины Евгеньевны. Этого,

      казалось бы, было достаточно для "вечной памяти" о враче. Плюс к этому сотни

      мам вечно благодарны доктору Гале за спасение их младенцев.

           Жовтис собрал воспоминания друзей Иткинда в сборнике "Прикосновение к

      вечности". Предисловие к этой книге по просьбе Жовтиса в 1971 г. написал

      скульптор Коненков. Можно назвать подвигом неимоверные усилия в течение 17

      лет, когда Жовтис добивался издания книги об опальном скульпторе.

           Много лет сражался с властями Александр Лазаревич, чтобы издать

      завещанную ему Анной Борисовной Никольской рукопись повести о лагерном театре

      - "Передай дальше".

           Поэт Твардовский по просьбе Александра Лазаревича написал отзыв о

      сборнике стихов умершей поэтессы Ирины Кноринг. О ее стихах тепло отзывалась

      Анна Ахматова. Лишь в 1993 г. Жовтис издал книгу опальной в СССР эмигрантки.

           Между прочим, своих книг у Жовтиса тридцать шесть. Полтора десятка из них

      я привез в Америку. Труды Жовтиса по теории стихосложения и переводов поэзии с

      иностранных языков ценили С.Маршак и Е.Эткинд, М.Гаспаров и Л.Озеров.

      Последние десять лет Александр Лазаревич выступал по этим вопросам на

      конференциях в университетах США и Голландии, Японии и Кореи. Его переводы

      английского поэта Китса вошли в издание серии "Литературные памятники".

      Переводы Жовтиса с корейского языка - это нечто потрясающее. Они выходили в

      Москве, Алма-Ате, Киеве и сразу становились библиографической редкостью.

      Неоценим вклад Жовтиса в переводы с казахского языка. Он необыкновенно умел

      чувствовать строй и дух подлинника. В течение многих лет Александр Лазаревич

      собирал материалы, которые вылились в удивительные две книги "Непридуманных

      анекдотов. Из советского прошлого". Первая издана в 1995 году в Москве и

      получила высокий отзыв профессора Е.Г.Эткинда. Вторую издали посмертно в 1999

      г. в Алма-Ате. Когда-то слово "анекдот" обозначало небольшой рассказ о

      примечательном или забавном случае, свидетелем которого был сам

      повествователь, кто-либо из его друзей и знакомых. То, о чем рассказал

      А.Л.Жовтис, можно назвать, скорее, не анекдотами, а "Энциклопедией советской

      цивилизации". Эта "цивилизация" калечила большинство своих граждан. Но Жовтис

      был тем, кто не только сопротивлялся, но и наносил ей ответные удары.

           Самое удивительное, что этого худенького малорослого еврея из украинского

      местечка всегда опасались власти и дураки. Жовтис тонким высоким голосом умел

      и не боялся говорить правду. В годы "развитого социализма" его пытались

      вынудить к эмиграции, но Александр Лазаревич шутил: я "им" не доставлю такого

      удовольствия. Он никогда не льстил. Но его друзьями была вся литературная

      элита Казахстана. В тоже время Жовтис не был педантом и упрямцем, а достаточно

      гибким человеком. В момент расцвета свободы слова, он никогда не гнался за

      трибуной, чтобы вещать. Его голос звучал всегда, когда молчали многие или

      когда его слово было необходимо. Профессор Жовтис всегда умел находить

      тактичный выход. Он всегда был нужен. Естественно, что и организация

      еврейского культурного центра в Алма-Ате не обошлась без участия Жовтиса.

           В Москве Лев Пономарев предложил мне организовать Казахстанское отделение

      общества "Мемориал". Первый, к кому я обратился за содействием, был Жовтис.

      Казахстан стал независимым. Новые проблемы стали перед правозащитниками. И,

      снова, звучал голос А.Л.Жовтиса в прессе и на радио. Телепередачи с его

      участием всегда были событием в культурной жизни Казахстана.

           В холодный ноябрьский день 1999 г. Жовтис ушел от нас. В последний путь

      его провожали сотни людей. Пришли литераторы и художники, студенты и врачи,

      политики и журналисты, дипломаты и музыканты. Пришли друзья и соседи, молодые

      и старые. Пришли те, кому теперь не хватает Александра Лазаревича Жовтиса.

    "Простор"

    Категория: Наследие | Добавил: almaty-lit
    Просмотров: 1944 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]