Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
История и современность [13]
Юбилеи [12]
Критика и литературоведение [7]
Память [7]
Поэзия [19]
Переводы [7]
Проза [8]
Олша проза [31]
Олша поэзия [5]
Казахстанская фантастика [9]
Жизнь-театр [3]
Наши гости [6]
Дебют [1]
Детская литература [6]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Теги
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" 2021 г. » Детская литература

    Канат Букежанов Старение материалов

    Канат Букежанов Старение материалов

    рассказ из книги «Гильгамеш из Кукурузного переулка»

    История 1. ПЛАСТМАССОВАЯ БОЛЬ

    Самое противное время, когда уже почти не болеешь, но мама еще относится к тебе как к больному. Ты еще допиваешь назначенные лекарства. Шея еще повязана надоевшим платком. Перед сном продолжают давать тёплое молоко с мёдом. А самое главное - нельзя гулять.

    Сегодня Гилька решил поиграть в солдатики. Правила игры когда-то составил папа. Расставляешь на столе две армии, одну против другой. Потом бросаешь кубик. Какое число выпадет, столько шагов делает любой солдатик. Если выпала цифра шесть, ты можешь сделать один выстрел из пушки. Упал противник, имеешь право еще раз бросить кубик.

    Всё очень просто. Но когда с тобой играет папа, начинается настоящее сражение!

    Папа играет, как маленький. Он трубит губами или изображает барабан, кричит «Уррра!» и всегда дуется, когда проигрывает.

    Но папа был занят, а играть с самим собой неинтересно. Гилька начал расстреливать армию из пружинной пушки. Солдатики отлетали отброшенные шариком, падали со стола.

    - Ай-Ай! - вдруг тихо произнес один солдатик, сраженный выстрелом. Конечно, это не солдатик сказал на самом деле, ведь солдатики из пластмассы не разговаривают. Сказал Гилька, за солдатика, и губы его шевелились... Но при этом Гилька почувствовал, что так должен был сказать этот солдатик! И это было замечательное открытие.

    Вообще-то, разговаривали все и всё! Шкаф говорил скрипучим голосом, когда открывали и закрывали его дверцу. Кран сразу начинал урчать о своей жизни, когда включали воду. Деревья говорили всегда и громко, когда проносился ветер. Но что могут говорить вещи, которым нечем было скрипеть, урчать или шелестеть, открылось впервые! И как-то вдруг!

    - Мне больно, - сказал солдатик.

    - Тебе не может быть больно, ты пластмассовый!

    - А мне по- другому больно... Тебе по-человечески, а мне пластмассово!

    Гилька улыбнулся. В пластмассовую боль не очень верилось. Но..., - вдруг на самом деле?

    - Ты тут не скучаешь? - спросила мама, заглядывая в дверь.

    - Мама, а может быть больно солдатику, когда его роняешь? - спросил Гилька.

    - Конечно, - ответила мама, - ведь он может сломаться.

    - Мама! Он же пластмассовый, как же он сломается?

    - Ну, знаешь, если много ронять, всё что угодно сломается.

    Мама всегда так: говорит с тобой, а думает о другом, и может запросто сказать ерунду. Гилька пошел к папе.

    Папа сидел у книжного шкафа, перебирая книги. Если папа не пишет, можно задавать вопросы. Потом, папа всегда так отдыхает. Книжки все уже были прочитаны, но он любил их перебирать и о чём-то думать.

    - Папа, - сказал Гилька, - бывает пластмассовая боль?

    - Как, как? - переспросил папа задумчиво, а потом удивленно посмотрел на Гильку. – Ты чего чепуху порешь? - спросил он, улыбаясь, - а ну, иди сюда!

    Устраиваясь на коленях у папы и обнимая его одной рукой за шею, Гилька сказал:

    - Понимаешь, у нас боль человеческая, а у пластмассы - пластмассовая...

    - Ну, знаешь, - сказал папа, - есть такое понятие, - старение материалов. Думаю, это и есть пластмассовая боль, или вернее болезнь. Но чтобы оно произошло, должно пройти очень много времени.

    - А сколько? Больше, чем человеку?

    - Гораздо, гораздо больше, - сказал папа. - Ну, иди гуляй, мне надо подумать.

    И Гилька пошел снова к себе, размышляя о том, как это плохо устроено, что люди не пластмассовые. Тогда бы они долго не состарились, и уж точно долго бы не болели.

    Но если от старения происходит болезнь, то отчего он, Гилька, сейчас болеет? Может, и у него уже происходит старение материалов?

    Гилька подошел к зеркалу, потрогал лицо, оскалил зубы, - вроде нисколько не состарился... Вон у бабы Лены из девятнадцатой квартиры лицо совсем старое, с морщинками, а зубов и вовсе нету. Мама тоже каждое утро и вечер мажет лицо кремом. «Чтобы не было морщинок!» - сказала она, когда Гилька спросил, зачем мазать лицо кремом, когда от мамы и так всегда хорошо пахнет?

    Взяв в ванной крем с маминой полочки, Гилька намазал нос и щеки и чихнул. Если помаленьку мазать лицо маминым кремом, старение материалов произойдёт еще не скоро! А не подействует ли этот крем на солдатика? Нет, наверное, не подействует.

    - А вот если бабу Лену помазать этим кремом? - осенило вдруг Гильку.

     

    История 2. ЧУДЕСНЫЙ КРЕМ

    - Не захочет, - сказал Чингизик, когда Гилька рассказал ему и Тимке, как попытаться остановить старение бабы Лены. - Она только рассердится.

    - Почему рассердиться, мы же помочь хотим?

    - Потому что она всегда сердится, когда нас видит, мы ей всегда мешаем...

    - Вот если бы ты ей новый крем подарил, - предложил Тимка.

    - У меня нет нового. Я и маминого не могу взять много...

    - Тогда надо обмазать ее, когда она спит.

    Мы так девчонок пастой мазали, когда я в больнице лежал.

    - А если проснётся? Ой-ёй-ёй как рассердится - испуганно сказал Чингизик и улыбнулся. Чингизик вообще мало чего боялся, а если боялся, то очень недолго.

    - Не рассердится, - настаивал Тимка. За это время морщинки пропадут, она и обрадуется.

    - Не бывает так, чтобы морщинки сразу пропали, - засомневался Гилька. - Надо хотя бы три раза мазать...

    - Бывает! Не видел рекламу - «до и после»? Там тетку показывают уже старую - жуть, а потом мажут кремом, и опля - она уже молодая!

    - Тогда почему все бабки не помолодели?

    - Гилька уже начал сомневаться в своей правоте.

    - Потому что у них денег нету на крем! - сказал Тимка, и все поняли, что он прав. - Откуда бабушкам взять денег на крем?

    Баба Лена всегда выходила во двор со своим стулом. Это было не трудно, потому что жила она на первом этаже.

    Если баба Лена выходила во двор, то к ней в компанию потом подтягивались другие бабушки. Они чинно распологались на лавочке, в руках держали палочки и выглядели очень важно.

    - Это - не бабушки, а какой-то совет министров! - шутил Гилькин папа, но, проходя мимо них, здоровался очень почтительно.

    Так бабушки сидели с утра до обеда. Конечно, при хорошей погоде. Мама Гильки всегда выглядывала из окна и говорила: - «Бабушки собираются, значит погода не испортится!»

    Непонятно как, но погоду бабушки знали лучше всех. Если по телевизору передавали на завтра - «облачно, возможно осадки», но с утра баба Лена сидела на своем стуле, значит, телевизор ошибался. Телевизор ошибался часто, баба Лена - никогда.

    К обеду, бабушкинский «Совет министров», расходился по домам. После обеда выходила только баба Лена. Все остальные устраивали себе тихий час. Баба Лена любила дремать на воздухе.

    И в этот раз тоже, усевшись поудобнее на своем стуле, запахнув на груди неизменную даже в жару, шерстяную шаль, баба Лена начала тихо посапывать. Голова ее, покачиваясь, опускалась на грудь. Из кустов за этим следили шесть блестящих и зорких глаз.

    - Всё, заснула! - сказал Чингизик.

    - Подожди, пусть сильнее заснёт. Жди, когда начнет храпеть, - сказал Тимка.

    Гилька молчал. Он сомневался.

    Во всех играх, почти всё придумывал Гилька. Он был теоретик. Чингизик и Тимка были практики. И какие! Особенно Чингизик. Ростом он был самый маленький, но самый решительный!

    И сейчас он первый крался к бабе Лене с тюбиком крема в руках. За ним шел Тимка. Гилька плёлся последним. Подобравшись к дремлющей бабуле, Чингизик твёрдой рукой поднес тюбик к ее лицу и сделал первые мазки на лбу и щеках. Потом кивнул головой Тимке. Тимка сразу стал размазывать крем. Уже на лбу и щеках крем был размазан. Можно было уходить. Но Чингизик, охваченный каким-то отчаянным вдохновением, протянул руку и сделал мазок на кончике бабушкиного носа.

    Баба Лена вдруг перестала храпеть, задышала часто - часто, и чихнула. И тут же открыла глаза. Чингизик, Тимка и Гилька застыли на месте.

    Баба Лена вытерла нос, поглядела удивленно на ладонь, потом на ребят и сказала:

    - Вы что творите, антихристы?

    - Атас! - крикнул Тимка и бросился бежать.

    Гилька и Чингизик не отставали.

    - Нам хана! - задыхаясь, крикнул Тимка и остановился.

    - Опырмай !- застонал Чингизик.- Самый большой хана!

    Гилька только кивнул. Ведь баба Лена всех видела.

    До ужина ребята сидели в овраге, а потом - делать нечего- пошли домой, навстречу своему наказанию.

    Гильке было легче, чем другим. Ему грозил строгий разговор с мамой, редко - стояние в углу. Но Чингизика и Тимку дома ждала серьезная трёпка.

    История 3. Разговор

    - Ну, - строго спросила мама Гильку, - кому первому пришла идея, мазать бабу Лену моим кремом? Уж, наверное, это придумали не Тимка с Чингизиком.

    - Я же хотел только остановить старение материалов, - вздохнул Гилька и засопел. – Чтобы, как в рекламе: - оп-ля и готово!

    - Что-о?- удивилась мама и расхохоталась.

    - Мой сын решил стать геронтологом!

    - Кем-кем?

    - Геронтолог, Гилька, это учёный, который работает над проблемой старения.

    - Значит, это хорошо?

    - А баба Лена вас об этом просила?

    - Мы же хотели, чтобы она обрадовалась!

    - Гилька! – сказала мама, - вы так обрадовали бабу Лену, что у неё чуть приступ не случился! Марш в угол, за буфет.

    И Гилька отстоял в углу до прихода папы.

    Папа сегодня опоздал на ужин, потому что, было много работы в библиотеке.

    - За что стоишь? – спросил он.

    - Он хотел омолодить бабу Лену! – ответила за Гильку мама, и рассказала папе все сначала. Папа так долго смеялся, грохоча, как бочка, что мама даже рассердилась.

    - Какое может быть у человека воспитание, если ты обьективно поощряешь его своим смехом! – возмутилась мама.

    - Извини Соня, но это же анекдот!- застонал папа смеясь и утирая глаза от слёз.

    - Бабе Лене было не до анекдотов. И мне тоже было очень стыдно...

    - Да, да,- ответил папа, пытаясь выглядеть серьёзным, - ты права.

    - Мы же думали, что потихоньку лучше, - сказал Гилька, - она же всегда сердитая...

    - Гилька, Гилька, - папа притянул его к себе. - Помни, что никого нельзя осчасливить против его воли.

    - Как это?

    - Ну, например, если я тебе дам клубничное мороженное без спроса, ты обрадуешься?

    - Спрашиваешь. Конечно, обрадуюсь!

    - А если ты хотел не клубничное, а шоколадное?

    - Ну, так ты спроси у меня!

    - Вот, в том- то и дело. Это и есть воля. Я у тебя спрашиваю, а ты говоришь – хочешь или нет.

    - Все равно непонятно! Почему баба Лена не хочет избавиться от морщинок?

    - Баба Лена прожила долгую и счастливую жизнь, - сказала мама.- Каждая морщина связана с её памятью. Каждая напоминает ей что-то. Разве человек захочет отказаться от своей памяти?

    - Тогда почему ты не хочешь ничего помнить? Ведь ты мажешь этот крем от морщин?

    - Несносный мальчишка! – ответила мама, - у тебя вопросов больше, чем у меня ответов. Ну-ка марш спать!

    Уже засыпая, Гилька слышал, как мама всё еще рассказывала папе свой разговор с бабой Леной :

    - Уже извинившись, я ей говорю: « Кстати, крем-то, баба Лена отличный, и кожу разглаживает и питает, хотите я вам такой подарю?»

    - А она?

    - А она отвечает: - « Спасибо милая, не надо. Я с юности льняным маслом обхожусь и всё как новая».

    - Надо ей это масло подарить, - подумал Гилька, - только где его достать?

    Категория: Детская литература | Добавил: Людмила (19.07.2021)
    Просмотров: 73 | Теги: Канат Букежанов | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]