Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
История и современность [13]
Юбилеи [12]
Критика и литературоведение [7]
Память [7]
Поэзия [19]
Переводы [7]
Проза [8]
Олша проза [31]
Олша поэзия [5]
Казахстанская фантастика [9]
Жизнь-театр [3]
Наши гости [6]
Дебют [1]
Детская литература [6]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Теги
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" 2021 г. » История и современность

    Владимир Проскурин. Город сдобный, в делах удобный

    Владимир Проскурин. Город сдобный, в делах удобный

    Архитектурно-строительное ведомство оставалось под началом областного инженера А.П. Зенкова. В 1900-17 гг. он исполнял обязанности начальника строительного отделения правления Семиречья. Академик архитектуры Узбекистана Г. А. Пугаченкова полагала, что ее «…отец А.А. Пугаченков по приезде в Верный сблизился с областным инженером Андреем Павловичем Зенковым, чей великолепный Собор легко стремящегося в высь силуэта до сих пор является украшением Алма-Аты. …Зенков был моим крестным отцом и, возможно, именно это обстоятельство предопределило мой дальнейший выбор профессии».

    В годы творчества коллег Зенкова, перед Первой мировой войной, наибольшее распространение получил в искусстве так называемый «ропетовский стиль» (по имени известного русского архитектора Н.И. Ропета (Петрова). При строительстве зданий использовались некоторые детали старинного русского деревянного зодчества и народного строительства, чисто декоративно, без учета их места в постройке, окружения, соответствия назначению. Строительное отделение несомненно воспользовалось этими приемами при строительстве Верного. Заботясь о поддержании репутации города, строители использовали, словно эхо минувших дней, традиции русской сибирской архитектуры.

    Верный в двадцать тысяч жителей представлял не великий город, а только одноэтажную деревеньку. Над резными крылечками крепились для солидности массивные металлические вывески «Торговый дом Г.А. Шахворостова с С-ми» или «Наследники коммерции советника Н.И.Иванова», гостиница «Европа», ресторан «Париж», кинотеатр-иллюзион «XX век». Газета «Семиреченские ведомости» не без иронии писала, что «…в условиях повальной болезни поддержать репутацию полукустарного или несостоявшегося заведения пышной вывеской с многообещающим названием следовало бы подумать о переименовании Верного в город… Реномэ». Среди капитальных построек, которые выдержали натиск стихии землетрясения, были деревянные, четырехэтажные здания мельниц верненских купцов Гавриловых и Лутмановых. И зенковский «небоскреб» высотой до 54 м Туркестанского кафедрального Собора.

    В 1913 г. строительное отделение получило архитектурно-строительный заказ на возведение выставочных павильонов юбилейной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, посвященной 300-летию Дома Романовых. Зенкова назначили председателем 5-го отдела выставки, который объединил известных архитекторов и строителей Семиречья – Б.Х. Шлегель, С.А.Симанов, А.А. Пугаченков, И. П. Базилевич. Организаторы отвели 16 десятин земли в восточной части городского парка (ныне 28-ми гвардейцев-панфиловцев) и прилегающих к нему улиц. Было возведено 28 казенных и 15 частных павильонов. Выставка открылась

    17 сентября 1913 г. (комиссар выставки С.Н. Велецкий).

    Символично, что у ворот выставки, сразу же за Кафедральным собором, поставили памятник -бюст Александру Второму, в царствование которого и были заложены успехи новой Семиреченской области. Наиболее значительными зданиями являлись Офицерское собрание, где разместили лесной отдел Семиречья. Также, образцовая школа Прокудина (перенесенная с годами на берег Алматинки и получившая ныне досадное название - ресторан «У Пугасова моста»).

    Главная аллея парка, вдоль проспекта Колпаковского (ныне Достык), украсилась юртами, где разместилось многообразие национального искусства, быта и промыслов народов Семиречья. В восточной части Пушкинского сада и на прилекающих улицах строители возвели павильоны торгово-промышленных домов: в «ропетовском стиле» наследников Исхака -Габдул Валиева; в «мавританском» - купцов Шахворостовых ; корпус заводчика Х.А.Тюменева, как точную копию вальцево-механической крупчаточной мельницы товарищества «Мукомол» в Петропавловске. Небольшое, но очень привлекательное здание торгового дома «Н.Я. Пугасов и С-я» выделялось в конструктивном отношении и было построено в «романском стиле».

    А павильон товарищества «Наследники коммерции советника Н.И. Иванова», несомненно лучший из всего созданного, — в «готическом стиле». В ансамбле деревянные павильоны, увенчанные «бочками и шатрами», украшенные «подзорами, петушками, полотенцами» и прочей сухой резьбой, - а крыши некоторых павильонов были искусно покрыты обычной стружкой, - в силу своей декоративности имели шумный успех. При возведении выставочных павильонов строители использовали последние новинки строительной техники и материалов: руберойд (толь), террофазерит (черепица), линолеум. Были впервые применены железобетонные изделия местного гончарного завода «Ф.И. Титов и наследники». Прежде всего трубы заменяющие деревянные, выдолбленные из стволов тянь-шанской ели.

    Новые типы зданий несли на себе печать примитивного стилизаторства, хотя и яркого таланта строителей, удачного взаимодействия традиций русской архитектуры с поисками самобытных архитектурно-строительных, в частности, антисейсмических конструкций и технологий.

    Среди прочих инженерно-конструкторских или совместного проектирования с коллегами были авторские произведения А. А. Пугаченкова. Стояли словно верненские тополи, да карагачи на старых улицах, с утраченных в наши годы названиями и снесенными зданиями. Так и не ставшие, увы, памятниками городской истории и культуры.

    …. Тем временем, по архивным документам в годы Первой мировой войны, полковник Зенков 21 апреля 1917 г. отправлен на фронт и его место начальника строительного отделения занял инженер Пугаченков. Зенков переписывался с коллегой, будучи старшим производителем работ 11-й армии Юго-Западного фронта, затем, начальником иненерных складов Волынской губернии (Староконстантинов, 1917-20 гг.).

    Поиск биографий областного архитектора А. А. Пугаченкова (1890-1930) и его коллеги А.П. Зенкова (1863-1936), привел к верненскому окружению, повседневной жизни, о чем сохранились воспоминания и переписка в госархиве Алма-Атинской области. По настоятельной просьбе Галины Анатольевны была проведена работа по розыску ее родителей, послужных списков Анатолия и Софьи Пугаченковых. Было обнаружено личное дело областного архитектора Пугаченкова, составленное его рукой и с подписью. Что привело дочь Галину Анатольевну к словам благодарности, долгим просмотрам фотоальбомов, семейным пересказам и воспоминаниям. Моя собеседница, возвращаясь к теме разговора, часто вспоминала верненские эпизоды, связанные с семьей, отцом и инженером Зенковым.

     

    Родители Пугаченковы, Анатолий да Софья

    Приведем краткие биографические данные на родителей Галины Анатольевны Пугаченковой. Отец Пугаченков (Пугаченко) Анатолий Александрович (р. 11 февр.1890 г., Благовещенск – у. 15 мая 1930 г., Самара), областной архитектор Семиреченской области (с 1 июня 1913 г. по 20 мая 1917 г.), первый советский зодчий, инженер-технолог и педагог.Строил совместно с инж. А.П. Зенковым: церковь Всех скорбящих Радосте; Пастеровскую станцию; консисторию, с архивом; учительскую семинарию; школу садоводства (урочище Медеу); сейсмическую станцию. Вел строительство новой, мужской гимназии по ул. Мещанской (не закончено; в советские годы школа № 10); дома купца Габдулвалиева (ул. Сергиопольская), мельниц и мостов на р. Алматинке. Пугаченков занимался проектно-сметной документацией, фотофиксацией и описанием памятников истории и культуры, реставрацией храмов (среди них, обелиск славы в Узун-Агаче).

    Кроме прочего, инженер Пугаченков исполнял обязанности дорожного инженера Семиреченского переселенческого управления (с 1 сент. 1915 г. по 1 апр. 1918 г.), также, заведующего Верненской городской телефонной сетью (с 1 окт. 1915 г. по 1 мая 1917 г.; проект инж. И.П. Павлова). Между прочим, А.А. Пугаченков успешно провел в 1916 г. реорганизацию телефонной сети на 100 номеров. Эта система действовала в Алма-Ате до 1928 года.

    Надо сказать, что в совершенно провинциальном городке Верном появление телефона, кино, автомобиля было не только редкостью, но и обязанностью чиновника строительного отделения. Областной инженер одновременно, являлся механиком или ирригатором, в зависимости от задач, поставленных Семиреченским областным правлением и Войсковым правлением Семиреченского казачьего войска.

    С установлением Советской власти и ликвидации строительного отделения (с 1 мая 1918 г.) А.А. Пугаченков занимал высокие должности в Совете народного хозяйства, и Комгосоора (с октября 1920 г.). Он получил широкое техническое образование, владел европейскими языками, историей и культурой: учился в Никольском железно - дорожном училище (1899 г.), Хабаровском реальном училище (1907 г.), на естественно - математическом факультете университета Цюриха (1908 г.), на механическом отделении электротехнического института Нанси (Франция) и Киевского политехнического института (1912 г.). Прошел практику по инженерно-механическому, дорожному и строительному делу. Был специалистом высокого класса по гидравлическим двигателям и газогенераторным установкам. Служил машинистом 3-класса Юго-Западной железной дороги (с 1 января по 1 июня 1913 г.).

    Должность Семиреченского (Джетусуйского) областного инженера постоянно меняла наименования: Пугаченков состоял заведующим технико-промышленным отделом и отделом путей сообщения и строительства СНХ (с 21 янв. 1919 г. по 12 февр. 1920 г.) ; строительным отделом Комгосоора (с 12 февр. 1920 г. по 1 окт. 1920 г.).Его коллеги также служили с дореволюционных времен по советские календы: областным архитектором А.Н. Лямин, начальник инженерной дистанции Н.И. Степанов, инженерной частью Комгосоор Н.П. Жемчужников, другие специалисты. Пугаченков состоял областным инженером с 20 мая 1917 г. по 21 янв. 1918 г. Впрочем, с января 1923 г. должность Семиреченского областного инженера (с годами Джетысуйского губернского или Алма-Атинского окружного) восстановилась и ее вновь занял инженер А.П.Зенков.

    В советское время А.А. Пугаченков основал в Семиречье политехническое образование, был избран деканом технического факультета Верненского народного университета (с 1 сент. 1918 г. – по 1 мая 1919 г.). Инженер Пугаченков постоянный автор по теоретической механике, переводных и собственных научно-популярных статей по дорожным вопросам для ежемесячного сельско-хозяйственного и мелиорационного журнала «Семиречье», областных газет «Семиреченская жизнь» и «Семиреченские областные ведомости», и первых советских изданий. Им разработаны проекты по деревянным, каменным и железобетонным мостам, гражданским сооружениям и объектам коммунального хозяйства.

    Первая жена Анатолия Пугаченкова Эстер (Эсфирь) Вальдман (р. в 1887 г. - у. в марте 1963 г.), звалась в семье Софья Петровна. Педагог, филолог и обществовед, зав. учебной частью школы № 19 им. Чернышевского (бывш. Пушкинского женского училиша)..Первенцем в семье был сын Юрик (скончался в 1915 г. от менингита в Верном) : дочерью стала Галина Анатольевна, родившаяся в тот жетрагический год.. Пугаченковы ютились по разным уголкам города, обыкновенно в халупе во дворе школы.

    Восемнадцатилетний юноша Пугаченков женился на Софье Петровне в Швейцарии  (Цюрихе.), студентке философского факультета. В ту пору красавица жила эмигранткой во Франции (Нанси) Надо заметить, известна с богатым революционным прошлым, член партии РСДРП с 1904 года. После трехлетней отсидки в российской юрьме процветала на европейских хлебах. Дама искала себя в юности в коммунистических иллюзиях, - то ли быть большевичкой, то ли стать анархистом. В Верном революционерка Софья Пугаченкова, организатор советского народного образования, посвятила себя строительству социализма по анархическим убеждениям. Тоже являлась творцом из соцстроя творчества.

    В бывшем Пушкинском училище старые друзья Пугаченков и Зенков обратились в поисках работы с просьбой к С. П. Пугаченковой.

    Андрей Павлович устроился учителем математики и естествознания, называя чернышевскую школу по старинке - «пушкинской гимназией» (1921-23 гг). Его широкое техническое образование, знание европейских языков и некрасовского слога в стихотворчестве приносило плодотворные хлеба в образование и воспитание верненской молодежи. В биографии Зенков подчеркнул, что «…благодаря воспитанию и любви к стихотворениям Некрасова, он рано полюбил рабочий народ и болел его нуждами и страданиями… Таким остаюсь и останусь до гробовой доски… Это мне внушили с детства».

    Демонстративный накал образа жизни старой большевички наводил беспорядок в судьбе семьи, живущей под шатким колпаком инструкций Страны Советов. Проще, ее боялись везде и всюду … Возможно, по политическим мотивам, семейные отношения между Анатолием и Софьей разладились. Отец наведывался в Алма-Ату и встречался с первой женой и с маленькой дочкой Галиной. Но потом расстались и надолго, до самой смерти. Не зная о трагической судьбе первого мужа, Софья Пугаченкова вместе с дочерью Галиной покинули навсегда Алма-Ату и поселились в Узбекистане.

    Второй женой Пугаченкова стала Курдюмова Евгения Григорьевна (урожд. Седова, 1889 г. рожд.). Венчание пары состоялось в Верном 23 марта 1920 г. Приемной дочерью Пугаченкова была приемная дочь Седова Нина Анатольевна. В 1921 г. вместе с супругой Седовой и дочкой Ниной, А. А. Пугаченков отправился на перекладных в Ташкент, в «город хлебный». Тем более он стал столицей Туркестанской Советской республики, с традиционным восточным населением в 7-10 раз крупнее, чем провинциальный городок Верный. Думается, что природно-климатические явления повлияли на решение Пугаченкова сменить образ жизни. Землетрясение 1910 г. и сель 1921 г. вызвали снос значительной части города, безвозвратно утерянного творческого наследия местных зодчих. Собственно, десятилетия спустя Алма-Ата носила на себе печать безжизненной территории.

    По воспоминаниям, причиной отъезда была давняя болезнь туберкулеза, обостренная в годы антироссийского восстания 1916 года. Когда на почтовой станции Самсы, областной архитектор Пугаченков был пленен и избит до смерти разгневанной толпой «революционеров», под руководством небезызвестного большевика Т. Бокина. Его спас от неминуемой гибели казачьий отряд есаула И. В. Бакуревича. /Между прочим, есаул был любимым племянником бездетного инженера А.П. Зенкова. Словом, переплелись судьбы родственников Бакуревичей, Зенковых, Пугаченковых.

    В Ташкенте А.А. Пугаченков устроился работать заведующим дорожным отделом Туркестанского Комгосоора, техническим специалистом Госплана. Принял участие инженером Средазводхоза в строительстве Байрам-Алайской оросительной системы и Гиндукушской плотины. Назначен начальником планового отдела Туркменводхоза (1925-27 гг., Ашхабад)

    Тем временем, Страна Советов отмечала год Десятилетия диктатуры пролетариата. Пугаченков получил оценку Отечества за многогранную деятельность инженера, «по заслугам советского времени», по приобретенным меркам политического роизвола.Будучи председателем техническо-строительного Комитета при Совнаркоме Узбекской ССР, наш Пугаченков был необоснованно арестован и сослан на пять лет в лагеря Беломорканала. Супруга Седова сделала невозможное. В годы сталинской эпохи, она добилась встречи с «всесоюзным старостой» М И. Калининым и освободила совершенно больного мужа. Раздавленный обстоятельствами жизни сорокалетний А.А. Пугаченков тяжело болел и скончался у родственников в Самаре.

     

    Ташкент — город хлебный

    Собственно, у каждого автора есть свои взгляд на прошлое и личное мнение на память. Об академике Г.А. Пугаченковой, ее родителях, написано много, прежде всего в замечательной работе Светланы Горшениной «Перебирая жизни черепки…», в книге Владимира Проскурина «Эпоха зодчих Зенковых», в научно- популярном сборнике Руслана Мурадова « Следы империй культуры Центральной Азии от Александра Македонского до Тимуридов « Всего не расскажешь в скупой статье о щедрости, внимании, взаимопонимании академика Г.А. Пугаченковой. Главное, что она познакомила меня с бывшими верненцами или близко знавших этот город Алматы, его наследием, коллекциями и собраниями.

    Свидания с известными туркестанцами, деятелями истории, культуры, зодчества Семиречья, непременно происходят в путешествии из Заилийского города Верный (ныне Алматы) в столицу Туркестанского края Ташкент. «Заходите в наш дом, гостю двери открыты...», - говорила благодушная улыбка на лице Галины Анатольевны. Здесь среди суеты гостеприимства, за чашкой чая и домашним вареньем, сушками да пирожками, были встречи и беседы с учеными-обществоведами, архитекторами, писателями М. Мендикуловым, А. Маргуланом и Б. Глаудиновым. Прежде всего, в благоприятный дом привели меня близкие родственники, коллеги по охране памятников, заслуженные архитекторы-реставраторы Казахстана А.Н. Проскурин и Б.Т. Туякбаева. В этом доме решались судьбы памятников Ташкента и Алма-Аты, опрометчивый снос иных достопримечательностей, явлений, событий в нашем творчестве и жизни.

    Здесь в Ташкенте, в былые годы, без особого труда отыщите старый дом, наркомовскую квартиру № 34 в Ташкентском Доме специалистов.Хозяинами пенатов была семья академиков, востоковедов, археолога Михаила Евгеньевича Массона (р. 21 нояб. 1897 г. - у.2 окт. 1986 г.) и архитектора- реставратора Галины Анатольевны Пугаченковой (р. 7 февр.1915 г. - у. 18 февр. 2007 г.). Доброжелательные ташкентцы постоянно знакомили гостей с выдающимися отчественными деятелями.

    Многолетняя дружба вывела на широкую географию творческих изысканий и работ с замечательными специалистами В.А. Нильсен (Ташкент), Р. Г. Мурадов (Ашхабад), Ш.С. Фатуллаев (Баку), С.Г. Хмельницкий (Берлин), С. М. Горшенина (Париж). Судьба отправила в археологические международные экспедиции на Алтай, Монголию, Каракорум (С.Г. Кляшторный), на составление биографий портретов и архитектурного наследия (А.Ф. Крашенинников), паспортов на памятники истории и культуры (Б.А. Кириков). Благодаря семье искусствоведов К. С. и Е. Р. Крюковых, близких родственников купцов Пугасовых, мне довелось поклониться дорогим могилам Боткинского кладбища Ташкента. Посредничество, поддержка, авторитет Галины Анатольевны вывели на публикацию историко-архитектурных очерков, совместно с редактором журнала «Архитектура и строительство Узбекистана» И. Е. Вуколовой, известными учеными-коллегами края, соавторами Л. И. Жуковой и Ю. Ф. Буряковым.

    В мой адрес Г.А.Пугаченкова однажды отметила, на подаренной книге : «Владимиру Николаевичу Проскурину - энтузиасту среднеазиатского краеведения ».Храню книгу как благодарность свыше... Во время съемок документальной ленты ««Купцы Семиречья» (1993 г., «Казахтелефильм», авторы С. Морозов, В.Проскурин) в семье ее друзей оказалась портретная галерея Семиречья, десятки – сотни лиц, увиденных мной впервые - Глушковы, Пугасовы, Гранитовы, Торопнины, Лейбины, Ивановы, Керенские, Сваричевские, Кузнецовы. Благодаря подругам Пугаченковой М.В.Городецкой и Е. Ф. Федорович появились новые документальные киноленты, очерки, эссе о купеческом, православном, казачьем Туркестане.

    Категория: История и современность | Добавил: Людмила (22.06.2021)
    Просмотров: 83 | Теги: Владимир Проскурин | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]