Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Журнал "Яблоко.Литературные посиделки" [58]
Наше видео [7]
Поэзия [30]
Литературоведение [36]
Семиречье - моя любовь [6]
Очерк [2]
Литература России [12]
Мой Казахстан [18]
Литературные посиделки. Рабочая тетрадь. [39]
Наша гостиная [6]
Портреты наших современников [6]
Проза [15]
Дайджест прессы [77]
Самиздат [148]
Книги наших авторов [2]
Наши конкурсы [16]
"Яблоко-2016" [5]
Альманах "Литературная Алма-Ата"- 2016 [13]
Поиск
Вход на сайт
Комментарии
Уважаемая Алуэ! Помните, я раскритиковала Вашестихотворение «Я летала в снах своих, а Вы?». Извините, мне тогда не хватило
мудрости отстоять и обосновать свою позицию. Но сейчас я понимаю, что я хотела
Вам сказать: Вы показались мне поэтом пронзительнейшей силы. И мне показалось
ненормальным, что Вы пишете отвлеченные стихи вместо того, чтобы зажигать
поэзию силой конкретного соучастия и сострадания, оказания помощи. Я имею в
виду: Если Вы пишете о снах и хотите передать людям мысль о божественности и гармоничности
мироздания, так и делайте напрямую такой вывод, хваля Создателя за мудрость
сотворенной им природы. Если Вы хотели показать, как просты астральные
путешествия (видите, я так и не знаю, что же Вы точно хотели изобразить), то Вы
должны были сказать и об этом напрямую, принося читателю реальную помощь в
просвещении его. Но Вы не делаете глубокого полезного вывода, не осмысляете то,
о чем говорите в этом стихотворении, как это положено в искусстве. Вы
немножечко его не доработали. Может быть, Вы сейчас все еще не понимаете меня.
Но Ваши стихи :Я в будущее Казахстана верю, стихи об отце говорят о том, что Вы
обязаны сделать очень многое для людей, имея такой дар. Но Вы используете его
только наполовину и мало призываете людей к хорошему образу жизни, передаете им
мало силы и мудрости, какая у Вас должна иметься. Быть может, Вы сами не
придали большого значения в жизни Вашему дарованию и не пытались свято
развивать и реализовать его? Я понимаю, в наши дни это очень тяжело следовать
своему природному призванию. Человек должен выжить сам и вырастить своих детей
в очень сложном мире. Но очень жаль, что возможности, какие нам дает природа,
мы не используем до конца для улучшения жизни общества и нашей собственной
жизни. Это требует огромного самопожертвования, нечеловеческой жизни. Однако
все потом вознаграждается.Поэты в наши днидумают, что целью искусства легко может быть просто выражение чувств и
впечатлений, как у вас в этих стихах. Однако я считаю, что целью поэзии и
вообще любого ремесла может быть только удовлетворение насущных нужд людей.
Поэт создает песенку, которая утешает сердце человека, показывает ему
правильный путь, делает жизненно важное заключение в каждую отдельную эпоху и
даже наводит порядок в обществе! Если поэт не помогает в насущных нуждах другим
профессиям, он не может заслужить свой хлеб. Он не заслуживает, чтобы другие
профессии исполняли свои обязанности по отношению к нему, если сам не исполняет
свои обязанности по отношению к другим сословиям в сохранении их жизни! Может,
поэтому в наши дни социальный статус поэта невесть какой, он считается никому
не нужным, а стихи его не прокармливают, потому что они отвлеченные и не
приносят реальной пользы. Чтобы Вам легче было понять меня, позвольте задать
Вам вопрос: к чему именно Вы призываете читателя в стихотворении «Я летала в
снах своих, а Вы?». Призываете ли Вы любить природу, которая дала нам чудо
полетов во сне? Или Вы, может, интересуетесь, знает ли кто секрет таких снов?
Чему Вы хотите научить? Надо говорить точнее.Ну вот, я высказалавсе, что думала на самом деле. Надеюсь, это утешит Вас после долгого
непонимания, чего же от Вас хотела неизвестная особа из интернета, и поможет
Вам. Но, пожалуйста, дайте мне знать, разрешила ли я все вопросы? Мне бы очень
не хотелось бы оставить кого-то обиженным. Я всего-навсего хотела взять на себя
смелость помочь Вам стать еще лучше как поэт.Спасибо Вам большое! На самом деле я Вас оченьуважаю. Некоторые Ваши стихи мне очень помогли! Но я читала очень мало. У вас
есть книга?Вера Бочкарева

Cпасибо, Лена! ты знаешь, мне нравятся твои стихи. Еще спасибо за инициативу.

,Прекрасный ,вдумчивый  материл Л. Шашковой,раскрывающий наиболее полно грани таланта Ивана Щеголихина.С признате6льностью к автору и поэту Рафаил Синцов, член РСП

На http://www.livelib.ru/ был отчет, очень здорово!!

Нас развели... Но нас не спросили.
Не потерять бы теперь и Россию.

Браво, Гирей! Счастлив, что могу общаться с тобой,читая твои бесподобные стихи.  И горжусь, что дружили в лучшие времена. С.Ш.

Бахытжан! Глубокие, философские мысли, искренние чувства вложил ты в свою Поэзию... Сможешь, загляни ко мне на стихи.ру. Там есть моя степь Она и твоя. С.Ш.

Люба! Выложи свои стихи. Хочетсч познакомиться.

Зима вьюгой закружила,
Забуранила.
Ты меня приворожила,
В сердце ранила.
В танце бусами звеня,
С песней лИхою -
Заманила ты меня
Заманихаю.
Сам не свой теперь хожу
Привороженный.
Тебя за руку держу,
Как стреноженный.
Не могу и не хочу
Растреножиться.
Не гадаю и молчу-
Как всё сложится?
Слышу шепот:"Будешь мой,
Расцелованный".
И вернулся я домой
Очарованный.
И оттаяла душа -
Была стылая.
Ах, как жизнь-то хороша
С тобой, милая!
Ты мне счастье подарила,
В сердце ранила...
Зима очень задурила -
Забуранила.

В романе «Ночь предопределений» сплетены история и современность. Герой Ю.Герта - писатель - приезжает на Мангышлак, место действия своей
будущей книги о Зигмунте Сераковском, революционере-демократе,
сподвижнике Чернышевского и Герцена, более ста лет назад сосланного в
эти края. В романе два основных сюжетных узла. Первый - главный - связан
с нашим временем. Нефтяники, архитекторы, журналисты, с которыми
встречается герой романа, а в особенности события, разворачивающиеся
перед ним, заставляют его требовательно вглядеться в себя, заново
определить свою жизненную позицию. В центре второго узла - судьба
революционера, дающая возможность осмыслить значение личности в
масштабах истории.

Теги
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 293
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Поэзия

    Бахытжан Канапьянов
    АРЫК
    Арык поет...
    Прислушайтесь —
    арык!
    И пенье это по ночам —
    cлышней.
    До шепота угас
    Дневных проспектов
    крик.
    И город мой
    дрожит
    Ресницами
    огней.
    Арык поет, арык...
    О, город мой,—
    арычная страна!
    Твои асфальты
    пахнут в полночь
    зноем.
    Звенит в ушах
    арычная
    струна.
    Она —
    сердцебиение
    земное.

    НОЧЬ
    Притихла ночь.
    В кошаре овцы
    спят.
    Чабан молчит.
    Пес
    ластится
    к ногам.
    На крупе скакуна
    Я вижу
    отблеск
    лунный —
    Конь без седла.
    Чабан молчит
    И пальцем
    заскорузлым
    Все водит
    по узорам
    на кошме.
    Гул самолета
    в вышине,
    Как гул копыт
    Степных,
    коней
    свободных,
    Смолкает,
    потревожив
    чабана.
    Круги морщин,
    Как кольца пня,
    От глаз прищуренных
    отходят.
    В степи
    кизячный запах
    бродит...
    Притихла ночь.
    Чабан молчит.
    Луна.

    БАТА
    Мама,
    Меня благослови!
    Прости!
    Твой сын опять спешит в дорогу.
    Как берегут
    пучок степной травы
    Вдали от дома,—
    Я храню тревогу,
    Твои слова храню...
    Мне мой отец
    Оставил,
    умирая,
    завещанье:
    «Прежде,
    Чем на аргамака сесть,
    Надо дать —
    что сядешь—
    обещанье!»
    Я падал
    И вставал,
    И вновь
    спешил
    к коню.
    Он мчался в степь,
    Меня на землю
    скинув.
    Но я твердил упрямо:
    «Догоню!
    Горячую твою
    узнаю
    спину!»
    Благослови!
    Я по следам
    коня
    Вновь ухожу.
    И неустанно светит
    Мне маяком
    янтарная
    луна,
    И сменит ее
    солнце
    на рассвете.

    КЮЙ
    Вещий рокот струн
    Обжигает слух.
    Подступил к сердцам
    Гулкий топот.
    Все поймешь к утру.
    Быть в степи костру.
    Для костра в степи
    Рухнул тополь.
    И умчатся в ночь,
    Опалив бока,
    Опалив бока,
    Аргамаки.
    И по их следам
    Забурлит река,
    И по всей степи
    Вспыхнут маки.

    СТАРАЯ АЛМА-АТА
    Природой сотворенный сад камней
    Меж горных речек двух — Алмаатинок,
    Там засмотрюсь на тишину снежинок.
    Прислушаюсь к дыханию огней.

    Мне в мире нет и не было родней
    Той улочки... как черно-белый снимок,
    Она всплывает в памяти, и в ней —
    Звон под карнизом предвесенних льдинок...

    Но не найти предгорный тот ландшафт,
    Где в мамин я закутывался шарф
    В одном из обживаемых ущелий.

    Пугасов мост. Фуникулер. Базар.
    Кресты могил и на холме мазар
    — Сквозь голубые царственные ели.

    * * *
    Любимая,
    обыден мир без тебя,
    дерево деревом было,
    а когда ты пришла,.
    преобразилась в березу,
    любимая,
    слышишь ли шелест листвы
    и всплеск едва уловимый,
    будто бы в речку
    весло опускают,
    то не вода из-под крана,
    что порою ночами слышна
    из настежь распахнутых окон,
    это шепот фонтана
    сливается с пеньем арыка,
    любимая,
    видишь ли пруд,
    что у цветочного ряда,
    давай подойдем к этому саду камней,
    и сброшу я тяжесть разлуки,
    чтобы с тобою бродить
    по нашему городу
    в эту зеленую ночь,
    когда с Алатау
    веет прохладой,
    любимая...

    ГУСЬ НАД ГОРОДОМ
    Гусь летит с перебитым крылом…
    Два крыла твоих – радость да горе,
    Не увязни в воздушном растворе,
    Дикий гусь с перебитым крылом.

    В новостройках не вспомнят о том,
    Не помянут жильцы в разговоре.
    Эх, крыла твои – радость да горе,
    Дикий гусь с перебитым крылом.

    Близко к озеру микрорайон,
    Что раскинулся на косогоре.
    Эх, крыла твои – радость да горе,
    Дикий гусь с перебитым крылом.

    Кто стрелял?
    Он тебе не знаком.
    Наследил он в небесном просторе.
    Эх, крыла твои – радость да горе,
    Дикий гусь с перебитым крылом.

    На окраине строится дом.
    Гусь летит с перебитым крылом…

    ИССЫККУЛЬСКАЯ ПЕСНЯ
    В аиле две ивы стоят,
    Две ивы стоят вековые.
    По трассе машины летят,
    Машины летят легковые.
    Арык свою песню несет.
    Две ивы стоят, в два обхвата.
    Меня к этим ивам влечет,
    Вечерняя тень и прохлада.

    На мокром песке чья стопа?
    Две ивы молчат, покрывая.
    Но к озеру вьется тропа,
    Все вьется тропа молодая.

    Плакучая ветвь шелестит,
    Поведает боль и кручину.
    Младенец у матери спит,
    Дополнив мне эту картину.

    Машины и годы летят,
    Где такса сменяется трассой.
    Две ивы, две сестры стоят
    От самой эпохи Манаса.

    ТАМГА
    Благословенная Тамга,
    Поселок возле Иссык-Куля.
    Жар дуновенья ветерка.
    От солнца посреди июля.

    Чем этот камень знаменит,
    Буддийской надписью Тибета?
    Манаса помнит сей гранит,
    К нему бреду тропой поэта.

    Священный камень Тамга-Тас,
    В нем вижу лотос ритуала.
    И речка влагой гор дышала,
    И в местность погружала нас.

    Мы дети солнца, дети гор,
    Мы плоть из плоти от природы.
    Нам этот по душе простор
    На все оставшиеся годы.

    Почти библейский абрикос,
    В плодах желтеет спелость лета.
    На шее нить от амулета,
    Знак детства, где мальчонком рос.

    Благословенный Иссык-Куль,
    Необъяснимый цвет сапфира.
    А я ищу с сестренкой Гуль
    Тот знак Тамги на карте мира.

    МАНАСЧИ
    Чай зеленый дышит в пиале,
    Мясо яка варится в котле.

    К этой ночи подберет ключи
    Миру неизвестный манасчи.

    Холодом повеет с ледника,
    Эпосом вся пенится река.
    Даже горы слушают в ночи
    То, о чем колдует манасчи.

    Искрами безумствует костер,
    К нашим лицам пламя распростер.

    Чай сменяет водка в пиале,
    Мясо яка варится в котле.

    Звездный луч – заговоренный меч,
    На рассвете не дает прилечь.

    Чон боласын, баскалар кичи*,
    Будь великим, мальчик манасчи!

    * Будешь большим, все другие малы (кырг.).

    ЧОН ЖАРГЫЛЧАК*
    Крутит, крутит жернова
    Водяная мельница.
    Перемелятся слова,
    Речка не измелется.

    Круг за кругом колесо,
    Пыль мучная на лицо.

    Крутим, крутим жернова,
    Зерна струйкой стелятся.
    Перемелятся дела,
    Жизнь не перемелется.

    Круг за кругом на плечо,
    Вот с мукой готов мешок.
    Подсобляй,
    Давай, еще.
    Хорошо так?
    Хорошо!

    Крутим, крутим жернова,
    Будем нынче с хлебушком.
    Перемелется судьба
    Звездочками с небушком.

    Круг за кругом, налегай.
    Зерна в лунку загребай.

    Крутим, крутим жернова,
    На округу мельница.
    Перемелется мука,
    Зернами измерится.

    Круг за кругом – Жаргылчак.
    Мельник – старый весельчак.
    Молодой его сынок:
    – Дай, отец, и мне мешок...

    Крутит, крутит жернова
    Водяная мельница.
    Наша мельница жива,
    Колесо-умелица.

    С перепадом рукава,
    Горно-реченька-река
    Лопастями пенится.

    * Большие жернова, в данном случае большая мельница (кырг.).

    * * *
    М.Т.
    Из единого тюркского корня
    Отчеканен наш образ в веках.
    Нашей памяти чуткие кони
    Проступают сквозь эпос в стихах.

    Горстью проса я звезды посеял,
    Птичий путь воссиял над копьем.
    Из единого тюркского эля
    Нам Вселенная вышла шатром.

    Торим путь евразийского мира,
    Свод небес над ладонью степи.
    От Хан Тенгри до крыши Памира,
    До Стамбула, Дамаска, Каира,
    И на север до Третьего Рима
    Крепим звенья единой цепи.

    Тайный принцип святой пирамиды,
    Солнцеглазая вера внутри.
    Неизвестные миру флюиды
    Растолкуют ученые гиды,
    Конспектируя календари.

    ПЛЫВУТ ОБЛАКА
    «О ветер, ветрило, чему, господине, веешь навстречу?»
    Плач Ярославны

    Выйду из поезда — степь вековая на стороны света.
    И — на земные края облака, облака оседают
    И до синевы приподнимают эти земные края.
    Стрелочник с сыном, клин журавлиный и молчаливый сурок,
    Связи едины, незаменимы — вместе и в каждом живут.
    О ветер, ветрило, чему, господине, веешь навстречу?
    Горькую горечь джусана вдыхая, пропаду за холмом.
    И ветер развеет, как горсточку проса, мысли в пространстве,
    Многовековая странствует стая — крылатые мысли.
    – Скифы, спешите видеть того, чье слово было законом! —
    Ветер возгласы носит из небытия, пали оковы.
    Земля плачет древней травою, рельсы плач в бездну уводят.
    Веселые птицы садятся на шпалы — и умирают.
    По левую сторону я ухожу — и слышу стук сердца.
    На правую сторону перехожу — спит бал бала с чашей.
    И птичьим крылом я ладони сложу — и линию жизни
    Вижу в ладони — будто с рожденья храню нить Ариадны.

    Категория: Поэзия | Добавил: almaty-lit (02.07.2007)
    Просмотров: 1621 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 2
    2 Благодарю   (07.01.2015 08:50)
    Бахытжан! Глубокие, философские мысли, искренние чувства вложил ты в свою Поэзию... Сможешь, загляни ко мне на стихи.ру. Там есть моя степь Она и твоя. С.Ш.

    1 Александра   (17.09.2007 04:54)
    Арык - это совершенно восхитительно! Только Бахытжан мог так прекрасно воспеть наши, увы, уходящие в прошлое, арыки.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]