Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Новости. Казахстан [318]
Новости. Россия. [69]
Новости. Планета. [52]
Новые книги, выпущенные в Казахстане [95]
Конкурсы [60]
Новости сайта [20]
Память [6]
Новости Литературного дома "Алма-Ата" [7]
ТЮЗ им. Н.Сац г.Алматы [5]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Август 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 310
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » 2010 » Август » 23 » Марина Сасина: Сытый журналист становится писателем...
    06:27
    Марина Сасина: Сытый журналист становится писателем...
    ГАЛИНА ЛЕОНОВА
         Снятый по ее сценарию фильм «Одна война» на сегодня собрал уже 29 наград на различных российских и международных кинофестивалях. Показывался он и на МКФ «Звезды Шакена-2010» во внеконкурсной программе, посвященной 65-летию Победы. В переполненном фестивальном кинозале эту картину режиссера Веры Глаголевой представляла автор сценария Марина Сасина, а после просмотра еще долго отвечала на вопросы алматинских зрителей. С кинодраматургом побеседовала и корреспондент «Известий-Казах¬стан» ГАЛИНА ЛЕОНОВА.
    «Известия-Казахстан»: Марина, вы какими-то нитями связаны с Казахстаном?
         Марина Сасина: Нити очень крепки. Во-первых, я давно заочно влюблена в эту страну, потому что у меня много хороших знакомых, приехавших отсюда. Да и люди, основавшие издательский дом «Провинция», где я работала, выходцы из Казахстана: замечательный журналист Витя Шацких, Олег Никанов, да и все его руководство. Они выпускают более 50 с лишним газет по всей России. Кстати, в одной из таких я была журналистом, потом – замредактора, а позже – и редактором глянцевого журнала. Работала и директором информационного агентства, под моим руководством было несколько информационных интернет-проектов, два конкурса красоты, сайт сказок и всякие другие дела.
         И-К: Когда же пришла мысль переквалифицироваться в сценаристы?
         Сасина: Это совершенно фантастическая история! Лет в тридцать мне казалось, что я должна поменять профессию. Думала, что уже пора уходить: надо заниматься своим делом, открыть свою газету. И последним материалом для «Орловского меридиана», где я работала заместителем редактора, было интервью с ветераном Великой Отечественной войны, который в 1944-1945 гг. юнгой служил на миноносце «Достойный». Этот корабль конвоировал суда союзников в Арктике, защищая караваны судов от немецких подлодок. Однажды после выполнения боевого задания корабль причалил в Карском море к острову Диксон. Матросы, как водится, пошли пополнить запасы пресной воды. В долине они увидели палатки из двухслойной белой парусины, что было необычным для тех суровых мест: такие жилища не спасали от холода. Правда, это поселение было защищено от сильных ветров скалами и сопками. Моряки, конечно, очень удивились, что на этом острове вообще кто-то живет. Они вошли в одну из палаток и увидели женщин с маленькими детьми. Сушилось белье, стояли железные печурки (потом все это я отразила в сценарии, оставив и белые палатки). Матросы, часто ходившие в загранку, прозвали поселение Белым Шанхаем: из-за цвета и формы палаток, напоминавших пагоды. Естественно, спросили женщин, что они тут делают. И те рассказали, что их привезли сюда примерно год назад с бывших оккупированных территорий Украины, Белоруссии и России. И что их дети рождены от оккупантов. С этого и началась история фильма «Одна война», и с этого в общем-то началась моя карьера сценариста.
         И-К: Но ведь не каждый журналист может профессионально написать сценарий.
         Сасина: Согласна. То интервью прочел Борис Абрамович Гиллер (его прекрасно знают казахстанцы как основателя АО «Караван»). Наш шеф читал все заметные материалы, публиковавшиеся в его газетах. Он позвонил мне и сказал, что хочет снимать кино, добавив: «Мне кажется, вы сценарист. А не попробовать ли вам поступить во ВГИК?». Странно было такое слышать, потому что я никогда не мечтала о кино. А во-вторых, российских фильмов тогда, в начале 2000-х, выпускалось мало, да и в прокате они почти не шли. Профессии сценариста для меня в общем-то не существовало. Я хотела быть писателем, на тот момент мои стихи уже вошли в две современные антологии. И тут вдруг Гиллер за меня сделал выбор. За четыре дня я успела собрать документы, медсправки, сорок страниц текста. У меня были рассказы, которые я писала и продолжаю писать, стихи, газетные публикации. Все это отправила во ВГИК. А через неделю мне позвонили и сказали: «Вы прошли творческий конкурс. Приезжайте». Раз такое дело, я решила покуда не увольняться. (Смеется.) Поступив во ВГИК, я продолжала работать в издательском доме, но уже была директором, то есть переехала в Москву. Так мне было и удобнее учиться, тем более что это было очно-заочное обучение: каждое воскресенье мы занимались у мастера – Аркадия Инина. И Москве, видимо, я была нужнее. (Смеется.)
         И-К: Инин говорил комплименты по поводу ваших студенческих работ?
         Сасина: Наш мастер редко выражает восторги. Но я помню, что когда сценарий «Одна война» был напечатан в журнале «Искусство кино», он сказал: «О-о-о! Это большая честь! Мои сценарии там не публиковали». (Смеется.) Позже я пригласила Аркадия Яковлевича на самый первый показ. Он пришел, сел рядом, но потом выдал: «Нет, иди отсюда. Я не буду с тобой сидеть, потому что ты мне будешь мешать смотреть кино. Будешь переживать из-за каждого кадра, будешь ругаться и страдать, а я хочу спокойно посмотреть фильм». А после он подошел ко мне: «Все хорошо, не волнуйся. Это немножко другая история, чем у тебя, но все нормально: сценарий остался, все осталось».
         И-К: Этот сценарий стал вашей дипломной работой, за которую получили высшую оценку!
         Сасина: Да, вместо комедии или детектива я принесла на суд комиссии драму, из-за чего мой мастер немного расстроился. Я представила «Одну войну», потому что мне очень важно было узнать мнение профессионалов, которые будут обязаны прочитать сценарий и что-то сказать. Я написала его так, как хотела и что я хотела. Членами комиссии были маститые драматурги: Эдуард Володарский, Юрий Арабов, Леонид Нехорошев. Они по-доброму оценили мою работу, говорили приятные слова.
         И-К: Но вы-то довольны остались от того, что получилось на экране? Сам Инин, да и Виктория Токарева мне говорили, что редко их устраивал киновариант. Сценарист видит свою историю в ином свете, чем режиссер.
         Сасина: Я довольна. Поскольку я работала журналистом, у меня все-таки кожа толще, чем у творческой интеллигенции. Я привыкла к редакторской правке и понимаю, что в каких-то случаях она просто необходима. Но не в этом дело, а в том, что я всегда работала, создавая массовый продукт. И здесь тоже. Зрители выходят из зала заплаканными. Я не хвастаюсь, говоря это. Действительно, зал переживает, и это главное. Потому что в общем картина получилась. Свою часть вложили я, оператор, художники, актеры, режиссер... Кино не может быть именно таким, как я его себе представляю. Надо смотреть по результату, по тому, как реагирует зритель и насколько вообще понятна история, насколько она трогает людей.
         И-К: «Одну войну» первой экранизировали?
         Сасина: Нет, из снятого кино первым был документальный фильм «Призрак черной смерти», кстати, связанный с Казахстаном. Он о том, как люди искали и нашли лекарство от чумы. Впервые оно было испытано в Кзыл-Ординской области в условиях вспышки чумы сразу после войны. Главная героиня картины – врач Татьяна Ивановна Дмитровская, профессор медицины, доктор наук. Она долго жила в Алма-Ате, преподавала, ездила во многие места, где была эпидемия чумы. С ней я познакомилась уже в Орловской области. Несколько лет рассылала заявки на разные студии, чтобы снять о Дмитровской кино. Наконец, у нас эту заявку приняли, чему я была рада. Мы делали фильм по заказу телеканала «Россия». Он прошел в эфире, у него были хорошие рейтинги. Как-то быстро картину «украли» в интернет, что было, в общем-то, приятно. (Смеется.) Обычно это не так, но тут фильм появился уже через 40 минут и сразу с отзывами.
         И-К: Режиссер ленты «Одна война» Вера Глаголева в одной из телепрограмм призналась, что, прочитав сценарий, она прижала его к груди и сказала: «Я никому его не отдам, буду сама ставить!» Для вас важный момент, когда режиссер очень хочет снимать по вашему сценарию без каких-то существенных доработок?
         Сасина: Конечно. И мои надежды не оказались обманутыми. Потому что я увидела ту искренность, с которой все это будет сделано. И эта искренность была на площадке с первого и до последнего дня. Я понимала, что люди очень трепетно и бережно относятся к материалу. И что это будет кино, максимально приближенное к тому, каким я его представляла.
         И-К: Для съемок фильма нашли уникальный природный уголок. Что это за место?
         Сасина: Мы снимали близ городка Питкяранта, у Ладожского озера. Когда я впервые приехала на площадку, у меня было очень странное ощущение, что мир, который я придумала, наконец-то вижу воочию. Все, что в кадре, – это построенные декорации на природе. У нас был замечательный художник Игорь Коцарев, такой зодчий, который работал на фильмах «Остров» и «Питер FМ». Основной, самый большой дом был привезен из Калужской области, где его разобрали по бревнышку. А лодки начала 50-х годов тащили из Тверской губернии. Была построена целая система мостков, соединивших два острова. Вера Глаголева очень переживала из-за того, что они новые, и все время просила их «старить».
         И-К: Где искали реквизит военной поры?
         Сасина: Что-то подбирали на «Мосфильме», что-то покупали. Художник тщательно следил за тем, что было в кадре, поэтому многое – из тех времен. Хочу сказать и о замечательном художнике по костюмам. Все детские вещички покупались на рынках, их тоже «старили», мяли, топтали, чтобы они выглядели натурально. Нам было приятно, когда после одного из показов к нам подошла женщина и сказала: «Знаете, а у моей мамы была такая же кофточка. И бусы я храню такие же, как в вашем кино».
         И-К: Вера подчеркивала, что умышленно пригласила на женские роли малознакомых актрис, чтобы не было ощущения узнаваемости.
         Сасина: Да, из известных у нас были только Наташа Суркова и Александр Балуев. Анну, которая прятала нашего летчика, сыграла дочка Веры – Аня Нахапетова. А самая молодая актриса Ксения Суркова учится во ВГИКе в мастерской Игоря Ясуловича. Дети были местные.
         И-К: Кто-нибудь «узнавал» себя в этом фильме? Чьи-то судьбы перекликались с историей героинь?
         Сасина: После первых показов мы удивились: к нам подходили люди и как-то так тихо, стесняясь, произносили: «Это про нас. Мы об этом не говорим. Но это история моей семьи». Бывало, зрители узнавали какие-то детали, что нас тоже очень радовало. Это значит, что мы не наврали.
         И-К: Марина, ваш сценарий раскрыл малоизвестную страницу истории Второй мировой войны: вы оттолкнулись от реального факта – существования колонии-поселения на одном из северных островов. Все остальное – персонажи, характеры героев, завязка, развязка – придумано вами?
         Сасина: Кино – произведение художественное. Конечно, персонажи отчасти придуманы. Но это та ситуация, которая вполне могла быть и в жизни.
         И-К: Почему появилась в вашей истории линия о староверах?
         Сасина: Всегда нужна надежда. Единственной надеждой в таком глухом месте были староверы, как спасение для этих женщин. Потому что бежать им из нашей страны было просто некуда. Только в староверческий скит.
         И-К: В ходе съемок что-то изменилось в сценарии, были отступления?
         Сасина: С самого начала Вера требовала от актеров, чтобы они дословно учили тексты.
         И-К: Прям как в Голливуде! Где шаг влево, шаг вправо от запятой расценивается как нарушение авторских прав.
         Сасина: Это было ее жесткое условие, а для меня – приятный факт. На площадке я понимала ту степень уважения, которая ко мне была проявлена. Думаю, не каждому сценаристу так везет. Вернее, я знаю, что это исключение, а не правило. Что же касается изменений в сценарии, то по просьбе Веры я вписала две маленькие сцены без слов. Изменилась ли сама история? Картина Глаголевой получилась более женской историей, чем был сценарий.
         И-К: Но у вас интересно развиваются события и между двумя мужиками – героями фильма. Для меня неожиданным был поворот «перерождения» майора, когда он, казалось бы, суровый человек, вызывает огонь на себя, то есть сознательно идет на верную смерть, спасая «падших» женщин и их детей.
         Сасина: Но он прошел этот путь в душе своей. Майор суров, потому что у него своя трагическая история: его жену и дочь расстреляли в концлагере. А здесь были другие женщины и другие дети, поэтому он не мог их любить. Но постепенно майор меняется, понимая, что эти женщины – жертвы обстоятельств, что у войны не женское лицо и что ценнее всего жизнь человеческая, в данном случае – детей.
         И-К: Веру пытали: «А летящие в кадре гуси – это компьютерная графика была?»
         Сасина: Меня тоже об этом спрашивали. Нет, гуси настоящие! Всё настоящее. В оригинальном сценарии начиналось все с прилета птицы. Птица, как душа, потом улетала. На съемках нам очень повезло: летели гуси, утки. Поэтому наша белая пташечка хорошо согласовалась с природой. Природа нам помогала: когда нужен был дождь, он шел, не надо дождя – его не было. Помню, снималась сцена «Похороны Маруси на кладбище», а в сценарии было написано, что последний луч солнца падает на икону и озаряет образок. Оператор Руслан Герасименков снимает, снимает, и в то время, когда он подходит к образку, вдруг весь задний план вспыхивает яркими тонами! Появились какие-то совершенно осенние краски. Руслан даже закричал: «Где Марина? Смотри, всё как у тебя!..»
         И-К: Вы сказали, что способны работать в разных жанрах: биографическом, комедийном, документальном, историческом, приключенческом... Детективы, триллеры, драмы – это тоже ваша стезя?
         Сасина: Да, практически я уже попробовала себя во всем этом. Первый мой сценарий «Новогоднее такси» мы писали в соавторстве с актрисой Нелли Уваровой. Это комедийная история со странноватой героиней, которая в новогоднюю ночь едет к своему любимому, попадая во всякие приключения. Пока эта картина в остановке: первые два года ее не могли снимать, потому что в Москве не было снега, потом кризис дал о себе знать. Затем были документальный фильм «Призрак черной смерти» и драма «Одна война». Я написала еще три полнометражных сценария: один из них для студии «Хорошо Продакшн». Надеюсь, что этот дорогостоящий проект будет раньше других реализован, потому что им заинтересовались немецкая и итальянская крупные компании и Первый канал. Если звезды сойдутся, будет масштабная интернациональная история. Сценарий на четырех языках: русском, итальянском, немецком и английском. Это историческая мелодрама о том, как сын искал мать и нашел через 40 лет. Еще я писала сценарий, тоже для дорогого проекта, который, как предполагалось, будет снимать Дмитрий Месхиев. Жанр смешанный: фантастика, приключения и историческая мелодрама (таково было требование заказчиков), но я бы назвала его «исторической мистификацией». Потому что придумала два исторических момента из XIX века, которых не было, но которые могли бы быть в Царском селе, где находился в то время царский двор. Он был закрыт во время эпидемии холеры: никто не мог въехать и выехать. Вот туда-то и попадает герой, влюбляется в девушку... А в марте я закончила сценарий масштабного военного детектива.
         И-К: Как рождаются темы ваших сценариев?
         Сасина: Если работаешь на заказ, то есть какой-то изначальный посыл: мне говорят, что нужно кино на такую-то тему. А дальше я начинаю думать, что в этой теме можно сделать, как представить героя, как придумать историю, которая бы зрителю понравилась, конечно, в зависимости от жанра. Когда же я пишу сама, поиск тем идет постоянно. Вот мы с вами сидим, я что-то услышу, и оно может где-то отразиться.
         И-К: Сейчас вы уже больше кинематографист или журналист по складу мышления?
         Сасина: Нет, я не журналист совсем. Это я понимала еще 10 лет назад. Мне нравится работать в кино. По-моему, в журналистике должны работать люди до тридцати лет, чтобы набраться жизненного опыта, увидеть интересные судьбы. А сытый журналист становится писателем.
         И-К: Умение писать сценарии – это больше дар Божий или упорный труд?
         Сасина: Это сила воли! И труд, конечно. Многие не пишут именно потому, что это не легкая профессия, а очень тяжелый физический труд. Ты же понимаешь, что должен сделать так, как не делал никто, а это почти невозможно: всё уже давно было.
         И-К: А как же, Марина, вдохновение?
         Сасина: Это не про нашу профессию. Но когда ты понимаешь, что есть результат, что все создавалось не зря, конечно, испытываешь радость. От того, что сделанное тобой получилось, но не столь хорошо, как могло бы... Есть к чему стремиться. Это, наверное, и будет вдохновлять.
         И-К: А не чешутся ручки самой что-то снять как режиссеру?
         Сасина: Почесываются. Возможно, я сниму документальный фильм, чтобы немножко от стола оторваться. Есть заявка, которая нравится нескольким студиям: такая европейская тема.
    http://www.izvestia.kz/
    Категория: Новости. Казахстан | Просмотров: 825 | Добавил: Людмила | Теги: Марина Сасина | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]