Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Новости. Казахстан [305]
Новости. Россия. [69]
Новости. Планета. [51]
Новые книги, выпущенные в Казахстане [92]
Конкурсы [60]
Новости сайта [20]
Память [4]
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 297
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » 2014 » Январь » 24 » Суровей долга нет судьи
    06:11
    Суровей долга нет судьи
    В Алматы вышла книга известного журналиста и писателя Василия Шупейкина «Долг».

    Вынесенные в заголовок слова принадлежат Бауыржану Момыш-улы, они из его полководческой науки побеждать. По воспоминаниям его сына Бахытжана, суровый полковник главные постулаты кодекса воинской чести переносил и на мирную жизнь, справедливо полагая, что долг, дисциплина, ответственность, правдивость есть непреложные качества порядочного человека. Об этих заветах великого Бауке вспоминаешь, читая повести, рассказы, очерки из новой книги известного казахстанского журналиста, члена Союза писателей Казахстана, полковника запаса Василия Шупейкина.

    Автор, служивший в гарнизонах Пограничных войск СССР и Казахстана, бывший начальником Ансамбля песни и пляски краснознаменного Восточного пограничного округа, главным редактором газеты «Отан сакшысы» – «Часовой Родины», отдает свой писательский долг родным войскам. Он пишет о том, что сам хорошо знает, чему был свидетелем, о чем передумал и что перечувствовал. Но именно потому, что коллизии его произведений всегда имеют под собой общечеловеческий нравственный посыл, они интересны любому читателю. И «гражданскому», может быть, прежде всего, потому что открывают неведомый доселе мир.

    Воинский долг, долг чести для военного человека определен уставом – это готовность самому защищать священные рубежи родной земли и готовить к этому своих подчиненных, воспитывая в них боевой дух. Но есть еще долг сердца и памяти, семейный долг перед своими детьми и женой, о котором у нас долгое время не принято было писать. Военный журналист и редактор, подполковник запаса Евгений Грасевич замечает в предисловии к книге: «Василий Шупейкин пишет о событиях, связанных с границей, и не только с ней. Речь идет о взаимоотношениях людей, о добре и зле. О чести и предательстве, о любви и ненависти. Одним словом, о жизни. О жизни многогранной и противоречивой».

    Открывающая книгу и давшая ей название повесть «Долг» построена на извечном сюжете: когда-то давно встретились юный выпускник погранучилища и красивая девушка, полюбили друг друга. Весть о том, что у них будет ребенок, застает лейтенанта врасплох: ему рисуется впереди карьера, а никак не пеленки-распашонки. Ребенок рождается без отца, растет без отцовского пригляда, попадает в сети наркоторговцев. По сути, за не отданным отцовским долгом и приезжает к начальнику части полковнику Виктору Соловьеву его бывшая возлюбленная: спаси, возьми парня служить к себе. И он вступает в борьбу за судьбу своего сына, хоть и не побеждает в ней. Но он выбирает человеческий долг, пожертвовав будущими генеральскими погонами и, казалось бы, таким надежным благополучием.

    Выполняя свой долг перед Родиной, воспитывая солдат-пограничников, прививая им высокие нравственные качества, нельзя самому не следовать им. Об этом размышляет и отставной полковник Павел Поляков в рассказе «Во имя отца и сына», отправляясь на дальнюю сибирскую заставу, чтобы убедиться, что мелькнувший на телеэкране геройский офицер не просто так показался ему удивительно родным. Об этом и повесть «Грешница», за которую автор удостоен звания лауреата Международного литературного конкурса Содружества Независимых Государств. И о которой один из членов жюри – генерал пограничных войск сказал: «Вы заговорили о том, о чем в нашей армии долго не принято было говорить – о непростом счастье офицерской семьи, поставленной в совершенно исключительные условия».

    Сам Василий Васильевич Шупейкин говорит о своей книге:

    – Эта книга о границе, но без погонь, без диверсантов, без шпионов. В ней главное – психология человеческих взаимоотношений: офицера и солдата, солдата с солдатом, взаимоотношения внутри семьи – большой военной и малой личной. Семья является тылом офицера. Вот об этом тыле, его значении в жизни офицера и хотелось поразмышлять. «Долг» – это переосмысление офицером себя и своей роли в новом обществе. С обретением суверенитета, независимости, с заботами о построении новой армии семья все более отходила на второй план. А как живется семьям пограничников, их женам, которые, по справедливому замечанию, тоже круглосуточно служат на границе, как живется их детям, когда отец 24 часа в сутки занят службой, солдатами? Каким ты вырастешь, мой сын?

    Как отмечает автор, все его герои взяты из реальной жизни, но, конечно, это обобщенные, собирательные образы. И только немногим из них писатель оставил собственные имена. Как Кулише и Саипу Садыковым, героям рассказа «Кулиша – радость моя и судьба», также отмеченного на Международном литературном конкурсе СНГ. Удивительна и светла эта повесть о первой любви, пронесенной через всю жизнь, – во всех своих милых и добрых подробностях, в точно схваченных деталях пейзажа, быта, взаимоотношений людей. Приезжает в отпуск фронтовик, пограничник Саип, «два или три дня, говоря по-фронтовому, «не расстегивал ремней», встречая и провожая гостей, уважив беседою и попотчевав аульных аксакалов. А потом стал приводить в порядок хозяйство, работая до изнеможения и дома, и в колхозе. И мечтал о своей суженой: «В такие минуты усталость покидала его, как пар кипящую воду в казане. Скорее мыслям его, чем глазам, виделся образ единственной и неповторимой, манящей и долгожданной». И встреча с единственной случилась. И случилась долгая, счастливая семейная жизнь, и рождение пятерых детей, и Саип Садыков образцово поставил службу на многих заставах Союза. Рассказ родился из жизненной истории, рассказанной когда-то автору его героем. Однако прочитав его, Саип Садыков удивился: «Сынок, ты как это все узнал, я же тебе не рассказывал!». «А это по Станиславскому – герой в предложенных обстоятельствах», – улыбался автор.

    Историческая преемственность в исполнении долга перед своим народом – одна из главных тем Василия Шупейкина, особенно ярко выразившаяся в повести «Выбор Байзака» и очерке «Казак – казах-полковник». В повести, включающей в себя доступные документы о Байзаке-Датка Мамбетулы, показан небольшой отрезок его жизни – с того дня, как коварно заманили его кокандцы, бросив в зиндан до мученической казни. Месть за то, что поддержал присоединение Казахстана к России и направил в расположение русской армии, стоявшей под Аулие-Атой (1864), отряд в тысячу джигитов во главе с сыном своим Акмолдой Батырбасы-батыром. И великий плач-жоктау по Байзаку-Датка и его сподвижникам пронесся по земле казахской: «Жаугаш, Жанбота, Байзак – вы как горные вершины. Как степные корабли. Без вас – будто ночью погасла луна. Неужели народ будет вечно жить в страданиях? И, не находя останков своих батыров, неужели народ утратит свои корни?» Сам слог этой повести напоминает древние казахские героические сказания.

    А замысел очерка о казаке – казахе Сарыбае Айдосулы, полковнике войска казачьего, служившего порученцем при генерале Герасиме Колпаковском, родился у мемориала в память Узунагашского сражения с кокандскими войсками Худаяр-хана. Победа над превосходящими силами противника была во многом предопределена смекалкой и храбростью Сарыбая Айдосулы. Рядом с его памятником – надгробье его правнука в третьем поколении, полковника Советской армии, участника Великой Оте¬чественной войны Касымбека Халыкова. На открытии памятника ему и встретился писатель с сыновьями Касымбека-ага – генералами казахстанских Вооруженных сил Дамиром и Амиром Касымбековичами Халиковыми.

    – Не написать об этом факте было просто нельзя, – говорит Василий Шупейкин. – Это как непрерывная передача воинской эстафеты, очень важной для нашего молодого государства. Человек с возрастом начинает понимать, что он не сам по себе, он – продолжение своего корня на земле. Хорошо, когда есть видимые вехи его такой укорененности. Но ХХ век так прошелся по судьбам людским, так беспощадно разбрасывал людей по земле, чтобы человек не чувствовал силы своего корня… У меня один дед расстрелян деникинцами, другой в 15 лет стал «врагом народа», отсидев 10 лет. Но где-то в Гомельской области в Беларуси есть деревня Шупейки, и мне надо непременно там побывать…

    О том, как Василий Шупейкин оказался в пограничных войсках, – самая, пожалуй, жизненно насыщенная и мастерски написанная вещь в этой книге – повесть «Ансамбль», посвященная основателю и первому начальнику Ансамбля песни и пляски краснознаменного Восточного пограничного округа Михаилу Клещину. Именно Михаил Кузьмич определил будущую судьбу талантливого баяниста Василия Шупейкина, приняв его в ансамбль, с которым ему предстояло мотаться по дальним заставам, где он вкусил и первый соленый пот артиста, и мед, и яд зрительских аплодисментов.

    Читать эту вещь тем более интересно, что многие из нас помнят и любят выступления и этого, и подобного ему коллективов, без которых не обходится ни один государственный праздник. Без этих залихватских плясок, без молодцеватых слаженных хоров, без замечательно бравых солистов, которые все вместе внушают веру в мощь наших Вооруженных сил. И вот мы видим жизнь этого коллектива изнутри, описанную ярко, обнаженно, но с такой добротою и восхищением человеческим талантом, на которые способен только человек талантливый, добрый и великодушный.

    Есть в этой повести еще один герой, выведенный под собственным именем, – это солист-самородок, заслуженный артист республики Алькен Казакбаев, прошедший свою вокальную школу в казахской капелле, которой руководил народный артист СССР Анатолий Молодов. «Под его покровительством юный хорист Казакбаев и нотную грамоту освоил, и вокальной техникой овладел, и к сцене привык». И стал настоящим украшением ансамбля. «Мы как-то подсчитали, – замечает автор, – наш ансамбль дал стране около 20 артистов, удостоенных почетных званий». Покинув ансамбль, через 7 лет Василий Шупейкин вернется в свой родной коллектив, чтоб продолжить дело, начатое Михаилом Кузьмичом, займет его кресло и тут же получит прозвище Клещененок, которое будет считать высокой оценкой своей работы в качестве начальника ансамбля. «Но об этом в другой повести».

    Как-то мы разговаривали с Василием Шупейкиным о том, «съедает» ли журналистика писателя или, напротив, как считал Сергей Довлатов, помогает ему всегда быть в жизненном тонусе. Василий Васильевич сказал:

    – Юмористы приписали Чехову слова: «Можешь не писать – не пиши». На самом деле Чехов сказал: «Пиши только тогда, когда не можешь не писать». И я придерживаюсь этого правила.

    Но, думаю, писателю Шупейкину близок и постулат незабвенного Бауыржана Момышулы: «Я, как солдат и писатель, всегда повторяю: «Не знаю – не пишу. Не вижу – не стреляю».

    Василий Шупейкин пишет о том, что хорошо знает, и попадает в цель.
    Любовь ШАШКОВА
    http://kp.kazpravda.kz/c/1360888173
    Категория: Новые книги, выпущенные в Казахстане | Просмотров: 963 | Добавил: Людмила | Теги: Василий Шупейкин | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]