Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Дайджест прессы. Казахстан. [54]
Дайджест прессы. Россия. [22]
Дайджест прессы. Планета. [2]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 308
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Дайджест прессы » Дайджест прессы. Россия.

    Без дураков окончание

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да. Я там родился, и прожил до института там. А потом, когда закончил Литературный институт, вернулся обратно в Калинин по рекомендации, кстати, и по совету Бориса Полевого. И прожил там 15 лет. И там у меня вышли первые книги, и там я вступил в Союз, и всё оттуда начиналось.

    А потом приехал в Москву.

    С.КОРЗУН: В Москву уже на комсомольскую работу? Вы же были в ЦК ВЛКСМ, по-моему?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Я приехал на комсомольскую работу, да.

    Я был в ЦК ВЛКСМ заместителем заведующего отделом пропаганды.

    С.КОРЗУН: Ага. Но это не идеологический отдел. Цензуры не осуществляли тогда.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Нет, вы знаете, для меня, человека, который был из провинции, прожил уже до 30 с лишним лет в провинции, конечно, это всё было в столице, это всё было внове, всё было как-то так необычно. Но я горжусь тем, что свою работу в Центральном Комитете комсомола я начал с каких-то добрых дел. Я добился, отстаивал книгу Булата Окуджавы, когда её выбросили из плана издательства "Молодая гвардия", потому что он подписал письмо. А это 68 год, подписал письмо против ввода танков в Чехословакию. И я помню, по своей собственной инициативе поставил вопрос на бюро ЦК ВЛКСМ о националистических тенденциях и таких вот уклонах националистических и даже антисемитских в журнале "Молодая гвардия" к тому времени. После чего там сменилось руководство.

    То есть, это, в общем, так или иначе вся работа была связана вот и с литературой в том числе. Потому что я по долгу своей службы руководил всей печатью нашей молодёжной.

    С.КОРЗУН: Рассказывают о вашем разговоре с Булатом Окуджавой, таком шутейном, или не шутейном, когда он спросил: "Что нужно сделать, чтобы дачу построить?", а вы только что построили, и вы сказали: "Песенки надо писать, Булат!". Было такое?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ (смеётся): Да было! Знаете, как это было?

    Я получил квартиру от Союза писателей в том же доме, где жил уже Булат. И, когда, значит, мы вдруг в лифте встретились, и он был со своей женой с Олей, и он меня представил ей. А она сказала: "Это вы тот самый, значит, Андрей Дементьев, который купил дачу в Пахре за миллион?". А я говорю: "Почему за миллион? За два!". Да. Всё это шутя было. Булат засмеялся и говорит: "Слушай, Андрюша, а тут деньги действительно большие, наследство получил?".

    Я говорю: "Да нет, Булат, песни надо писать, понимаешь? За них гонорар дают большой". Это была такая шутка. Он рассмеялся очень.

    С.КОРЗУН: Что, серьёзно были большие отчисления за песни? Вот то, что роялти называется, знаете?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да, да, 4 с половиной процентов были отчисления. А у меня в это время появилось много песен. Мы с Мартыновым написали много песен. И с Паулсом потом, и с Мигулей, и там пошли песни, и шли эти отчисления. И, конечно, это мне помогало очень. Но я всё равно служил и работал. Я всегда был на зарплате.

    С.КОРЗУН: А могли бы не служить и не работать в принципе, на эти отчисления?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Знаете, я человек общественный. Мне всё это интересно было. Я работал в журнале, работал в ЦК, потом я работал в издательстве там, понимаете? Ну, мне интересно, мне как-то казалось, что будут какие-то пустоты во времени. Я должен их заполнять. Но это отнимало, конечно, время от творчества.

    Вот, скажем, когда я работал в журнале, я очень мало писал, очень мало, потому что просто не было возможности. Но это было интересно.

    И Булат потом этот разговор вспоминал. А кто-то, по-моему, по-моему, Юлий Ким на полном серьёзе об этом рассказал, что, значит, я посоветовал ему писать песни Булату, но Булат такие песни не мог писать, как Дементьев. Он писал такие песни патриотические. (Это он про меня так: патриотические).

    Я думаю, если бы Булат это услышал этот разговор, он тоже опять бы рассмеялся. Почему? Потому что "Баллада о матери", "Лебединая верность", "Алёнушка", "Яблоки на снегу", там "Отчий дом". Какие там? Это песни лирические, я вообще лирик по натуре, понимаете? И книги мои, в основном, всё-таки это книги лирических стихов.

    С.КОРЗУН: А любимая из песен, какая?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да вы знаете, я песни свои люблю, просто не за стихи даже. Я люблю за ту музыку, которая создаёт настроение. А стихи уже они как-то гуляют.

    С.КОРЗУН: О! Скромно. А, когда слышите что-нибудь говорят: "О! Это+". Чувствуете? Это - я, поэт Андрей Дементьев написал! Все считают, что народная, а написал я на самом деле!". Есть ощущение гордости и причастности?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Ну, вы знаете, просто, когда ты видишь, что эта песня поётся, что она слушается, что она нужна. Вот буквально вчера был вечер, и вёл его Кобзон. Вечер музыкальный, посвящённый юбилею его аккомпаниатора, такой есть Алексей Евсюков, и они с ним 30 лет вместе работают. И Кобзон пел одну из моих песен. Там две он пел. Но вот одна очень известная - танго "А мне не надо от тебя". И, конечно, я, когда вижу, что зал и подпевает, и аплодирует, конечно, приятно, чего говорить?

    С.КОРЗУН: Ну, известность всегда была приятна? Вы же человек, ну, собственно, известны были и в советские времена, и когда угодно. И шефом бюро работали, тоже, в общем, светились много. Я уж не говорю о вашей отдельной карьере телеведущего.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Вы знаете, Серёжа, я вам честно скажу, что приятно, что ты востребован. Понимаете, в любой работе, особенно в такой общественной, в такой публичной работе, в такой, как писательство, да, как литература, конечно, надо быть востребованным, и надо, чтобы тебя знали, чтобы тебя хотели читать, и чтобы к тебе относились. Потому что иначе тогда чего? Если не получается этой обратной связи, тогда меняй профессию. Тут это закономерно. И я как-то к этому, знаете, не то, чтобы привык, но я не обращаю такого внимания, что ах! Ох! Нет, работаешь, работаешь, работаешь. Если это нужно, если это кому-то помогает, если кому-то интересно, а многим интересно - я сужу по тиражам книг, по переизданиям, то, конечно, это счастье. Это счастье!

    С.КОРЗУН: Андрей Дементьев, мой сегодняшний гость, напомню.

    И мнение телеобозревателя Александра Мельмана об одной из ваших экранных инициатив.

    А.МЕЛЬМАН: Я очень уважаю Андрея Дмитриевича Дементьева. Я вырос на тех песнях, таких, которые он писал.

    Что же касается того, что он делал для телевидения в передаче "Народ хочет знать", которую он несколько лет вёл вместе с Кирой Прошутинской, мне кажется, это было очень интересно, потому что он всегда давал некое резюме в конце передачи.

    И я в своё время помню, когда Андрея Дмитриевича отстраняли от этой программы, то написал статью в его защиту, потому что я искренне считал, что это неправильно.

    Но, когда я увидел, как идёт эта передача в новом формате, с одой Кирой Прошутинской, мне кажется, она стала, ну что ли, более динамичной, может быть, более современной.

    С другой стороны, конечно же, Андрей Дементьев в той программе, его заключительные вступления всегда я ждал. Мне всегда хотелось знать, что он думает по поводу конкретной проблемы. Я понимаю, что я таким образом раздваиваюсь, но вот я хотел сказать то, что сказал.

    С.КОРЗУН: Напомню, Александр Мельман.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Спасибо, спасибо.

    Да, действительно Саша выступил в печати в защиту моей там позиции и этой работы. Это было давно, уже, по-моему, года два я там не веду эту программу.

    Но мне было интересно.

    С.КОРЗУН: Обидно было? Интересно, конечно, было.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Поначалу да, да. Мне было интересно, потому что "Народ хочет знать" - сама тема такая. То есть, это злободневные проблемы какие-то, это вопросы, ответы, это+ И я всегда старался высказать свою точку зрения независимо ни от чего. Как я думаю, так я должен сказать! Может быть, это тоже сыграло какую-то свою роль, потому что я достаточно остро выступал всегда. И, может быть, нелицеприятно по отношению к кому-то.

    Но, тем не менее+

    С.КОРЗУН: Ну, даже история, связанная с вашим отзывом из бюро в Израиле, и, в общем, связана тоже с публикацией там ваших стихов в "Московском комсомольце", по-моему.

    Вы производите впечатление человека, в общем, абсолютно мягкого.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да, конечно. Да, Серёжа. Я человек мягкий, неконфликтный, но+

    С.КОРЗУН: Мягкий, но жёсткий!

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Но, но, когда дело касается принципа, когда дело касается позиции, то тут не может быть ни раздвоения, ни двух мнений - ничего! Должно быть+

    Я сейчас вот недавно, не так давно написал стихи, которые как раз вот об этом говорят. И я хочу их прочесть, иллюстрацию к своему разговору об этом:

    Всё суета, и только жизнь превыше,

    Когда она достойна и чиста.

    И кто-то в ней уже на финиш вышел,

    А чья-то жизнь лишь только начата.

    Всё суета, престижный чин и кресла,

    Пускай другие бьются за металл,

    Не занимать бы лишь чужого места,

    Не млеть от незаслуженных похвал.

    Всё суета - и клевета, и зависть,

    И неудача в собственной судьбе,

    Лишь одного я вечно опасаюсь:

    При всех властях не изменять себе!

    Вот я старался не изменять себе в больших и малых делах.

    С.КОРЗУН: А было у вас когда-нибудь место, кресло какое-нибудь, в котором вам было неуютно, и вы постарались оттуда быстрее уйти? Или жизнь складывалась по-другому, и вы скорее счастливчик. Ну, вот в этом проекте с вами расстались, ещё жизнь-то, в общем, била так?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да как вам сказать? Особых таких не было острых столкновений. Но, когда я был главным редактором, конечно, там было несладко, я вам скажу.

    С одной стороны. - такой журнал, и при мне, я горжусь этим, при мне он имел тираж 3 миллиона 300 тысяч. И вот, когда уже я работал в Израиле 5 лет, и когда там проходили мои вечера, то вставали люди с места и говорили: "Вот, когда мы уезжали сюда", - это наши бывшие соотечественники. Там миллион 200 тысяч их, да?

    Вот приходили они на мои вечера, они вставали и говорили: "Вот, когда мы уезжали, то много вещей не разрешалось брать, но подшивку "Юности" вот я привёз, я привезла, я привёз". Знаете, как мне было приятно?! То есть, не зря прожили эти годы в журнале. Потому что до сих пор помнят этот журнал, до сих пор говорят, до сих пор хранят подшивки. И жалко, что он кончился.

    С.КОРЗУН: Не удержусь от актуального вопроса. Эта программа-то, в общем, о личном. Да, о чём угодно! Тем более что вас спрашивают и на сайте:

    "Для многих русскоязычных израильтян именно вы являетесь олицетворением совести русского народа, простите за высокопарность". Это пишет Геннадий Петрович. Подписался индукционно: "Бизнес из Израиля". А вопрос про выступление Ахмадинежада. Вообще, очень такая странная для многих конференция против расизма, под эгидой ООН, вроде как высшей власти на земле, которая, в какой-то степени в свою противоположность превратилась. Что вы думаете?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Ты имеешь в виду выступление президента, да?

    С.КОРЗУН: Да, да, иранского президента и соответственно, ваша реакция.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Вы знаете, это очень печальный и очень неприятный факт его выступления.

    По-человечески, вот так, по-человечески, конечно, наши дипломаты, которые там были, должны были уйти, покинуть зал вместе со всеми другими, кто ушёл.

    Но у нас, у России, всё довольно сложно. Россия имеет определённые отношения там и по технологиям, о которых говорят и пишут, и наши дипломаты ведь служащие. А вот служащий не может вот так просто решить, значит, надо указание сверху. Видимо, не было указаний сверху.

    Но я считаю, что это выступление президента, и раньше я об этом говорил, и не только я, и об этом многие говорят, что это такое почти подсудное дело. Как можно выступать против целого народа? За то, чтобы уничтожать государство? За то, чтобы уничтожать? Это просто никак не вяжется с сегодняшним миром, с сегодняшней демократией, с сегодняшним желанием людей жить в каком-то таком, знаете, дружелюбии, в каком-то мире, в котором каждый должен уважать друг друга.

    Я осуждаю это всё, и другого не может быть.

    С.КОРЗУН: А может, это просто другой мир, другая культура? Ведь многие говорят о том, что ну да, слова, сказанные, допустим, не те, но за ними же стоит огромная проблема, проблема непонимания между вот так называемой западной, и так называемой восточной там цивилизациями. Между Севером и Югом скорее.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Вы знаете, Серёжа, очень ситуация сложная. Дело всё в том, что Соединённые Штаты Америки, которые ратуют за то, чтобы было образовано Палестинское государство. Дело всё в том, что там сложно провести границу. Это такое государство отдельное? Это граница отдельная, это валюта, это всё прочее.

    Но там это вот сделано: Газа - в одном месте, значит, Западный берег - в другом месте. Это значит граница должна идти через Израиль.

    Скорее всего, необходимо, и этим занимаются и Организация Объединённых Наций, и Соединённые Штаты Америки, и Россия, и Евросоюз, этим занимаются всё время. Главное - это нормализовать отношения между этими народами - между Палестинской Автономией и между Израилем. Вот это очень важно.

    Я, когда там работал, и я часто бываю же там, я видел, что бесконечные эти террористические акты, бесконечные эти убийства. Гибли дети, женщины. И, конечно, я вам скажу, это вызывает не только чувство боли, но это вызывает ещё гнев и протест. И другого не должно быть!

    Я не очень понял наше правительство в своё время, когда они приняли в Москве представителей ХАМАСа. Это террористическая организация, которая была у власти. Но такие вещи нельзя допускать! Потому что отношение к этой организации и оценка демократии, демократической части нашей планеты, оно отрицательное, и всякая террористическая организация в наше время и во все времена - это всё вызывает только негодование, гнев и протест. И другого не дано!

    Я очень люблю Израиль. Вы знаете, я - русский человек, православный, но я люблю Израиль. То есть, это великая страна! Великая страна! И это люди, которые нашли в себе силы вот после всех мытарств, после всех гонений, после Холокоста нашли в себе силы создать государство, и таким его сделать, что там хорошо им живётся. Сейчас вот, вчера был День памяти Холокоста, да, это трагедия, день памяти всех погибших за свободу Израиля. Вы знаете, это надо видеть, и это надо почувствовать.

    Вот сирена - и все замирают. Вся страна.

    Едешь в машине, ты выходишь из машины и стоишь. И все стоят. И все! А в этот момент, в эту минуту люди вспоминают о тех, кто ушёл, кто отдал свою жизнь за эту землю.

    Я с невероятным уважением и с большой любовью отношусь к этой земле и к нашим соотечественникам, которые туда приехали, и тоже изменили, кстати, Израиль. Они внесли туда свой труд, свой талант.

    И тут только одна вещь, которую надо как бы отметить: вот, когда говорят, что уехали многие там по пятому пункту. Да, конечно, потому что вы знаете, какая была ситуация сложная. Но я заметил, те, кто здесь были успешны, кто здесь добился чего-то, они добивались и успешно там. И это очень важно, понимаете?

    Но создать государство, которое, кстати, одним из первых признал Советский Союз в 47 году, - это да!

    С.КОРЗУН: Да, история.

    Андрей Дементьев в программе "Без дураков".

    Возвращаемся к литературе и к поэзии вместе с писателем и литературным критиком Майей Кучерской.

    М.КУЧЕРСКАЯ: Я начала интересоваться поэзией лет в 11- в 12. У моих родителей стояла на полке замечательная книжка - "Избранное из журнала "Юность". И я её открыла и наткнулась на стихи, которые до сих пор помню, они мне страшно понравились тем, что они понятны, тем, что в них, как мне казалось тогда, заложена мудрая мысль. Стихи такие:

    Как важно вовремя уйти!

    Уйти, когда ревут трибуны,

    И уступить дорогу юным,

    Хотя полжизни впереди.

    И я прочитала имя поэта: Андрей Дементьев. Я тогда не знала, кто это. Ну, потом естественно стала читать больше его стихотворений. И, когда узнала, что это известный поэт. Однако с тех пор я к его поэзии не возвращалась. И теперь, в основном, вижу Андрея Дементьева по телевизору, и любуюсь моложавостью его облика, такой стройностью и ясностью его мыслей, всегда думаю: да как хорошо, что он не последовал этому призыву, который в этом стихотворении высказан. Он никуда не ушёл. Понятно, почему не ушёл, да, наверное, потому, что он себя и ощущает внутренне юным, и уходить ему ещё рано.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Спасибо большое.

    С.КОРЗУН: Майя Кучерская, да.

    А, между прочим, женщины задают вопрос, а почему бы мне его не задавать? Как это удаётся в такой форме держаться? Вы как-то отшутились, или это не вы были, что молодая жена.

    А кто-то наоборот сделал вывод, что душа молодая, поэтому и жена молодая.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да нет, Серёжа, всё просто.

    Ну, во-первых, наследственность хорошая. Видите, я уже говорил, до 90 лет прожили, во-вторых, я никогда не менял ритм жизни. И сейчас я живу в том же ритме, в котором я жил 20, 30, 40, 50 лет.

    Кроме того, я никогда не курил, и всю жизнь занимался спортом.

    С.КОРЗУН: Каким?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Всеми: гребля, поскольку я на Волге вырос, плаванье, гребля, коньки, лыжи, гимнастика. И какой-то был период у меня, наверное, где-то полгода, год, занимался культуризмом со штангой.

    Вот. И ещё один есть момент, который я бы хотел отметить: я никогда не завидовал, и не помнил долго зла, не был злопамятным. И не завидовал никому. Спал спокойно и чёрные мысли меня не одолевали. Понимаете? Вот я думаю, что, наверное, это просто мне повезло в этом смысле. Просто меня наградили хорошим таким характером родители.

    С.КОРЗУН: Стрессоустойчивостью в то же самое время.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Ну, стрессоуспеха, знаете, как вы знаете, ведь люди, которые из созвездия Рака, они, во-первых, очень вспыльчивые, но быстро отходят.

    Я тоже вспыльчивый, я могу накричать там, кого-то обидеть, но я могу попросить прощения, если обидел, я могу быстро забыть, если меня обидели. Понимаете? Это вот, ну это помимо меня, наверное, уже.

    С.КОРЗУН: Помимо вкуса в одежде, а, кстати, это жена советует, одевает, или сами выбираете свою одежду?

    Нужно ещё и фигуру иметь соответствующую, чтобы это всё сидело. А поэтому спорт, наверное, не последнее дело. Каждое утро занимаетесь? Или как?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да нет, сейчас уже, конечно, не так, потому что и уже не те годы, и уже побаиваешься чего-то, и то-сё, и пятое-десятое. Но всё-таки вот тело помнит. Знаете, вот есть такое спортивное выражение: тело помнит. Как только ты начинаешь заниматься, всё возвращается - и эта упругость, и эти, так сказать, движения эти все. Всё возвращается. То есть+

    С.КОРЗУН: В такой боксёрской стойке. Боксом тоже занимались, что ли?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Нет, нет, боксом никогда! Мне казалось: как можно в лицо ударить другого человека так, ни за что. Вследствие этого я не занимался этим видом.

    С.КОРЗУН: А что ещё из увлечений у вас было? За рулём сидите? Сами водите машину?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Да, да. Уже много лет.

    Ещё вы знаете, я люблю цветы. Цветы такие вот, покупать букет, просто ставить их, дарить жене, чтобы они стояли всегда дома, ну, вот это вот люблю.

    С.КОРЗУН: Кто-то писал, что вы жене никогда ни в чём не отказывали, и в этом один из секретов вашей долгой совместной жизни.

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Ну, как сказать не отказывали? Наверное, ведь в каждой семье свои проблемы. И всякое бывает, да? Но надо быть влюблённым.

    Вы знаете, я вот просыпаюсь, у меня даже есть такие стихи где-то:

    Просыпаюсь не от солнца я, - от радости,

    Вот я просыпаюсь, и вот светит солнце, идёт дождь, - неважно! В окно я вижу жизнь. Она мне интересна. Я встречаюсь сегодня с кем-то. Вот я сегодня с вами сижу, мне интересно!

    Я встречаюсь с какими-то людьми, - всё интересно! Понимаете? Жизнь интересна! Я любопытен до неё, мне её не хватает, мне хочется её каждый день много, много, много! Понимаете? Поэтому я живу вот так.

    С.КОРЗУН: В советское время все любили Родину, прежде всего: "Прежде думай о Родине, а потом - о себе". А вы всё равно любили, не только в лирике, но и по жизни людей конкретных, проблемы их там отчасти решали. А Родину-то любили вот так? Чувство такое, да? Сопричастности большой стране?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Ну, конечно, естественно. Мы же все патриоты.

    С.КОРЗУН: А ведь в девяностые были разочарования, стало быть?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Были разочарования, знаете, я всегда очень переживал, когда кто-то рядом со мной плохо живёт, когда кому-то тяжело.

    С.КОРЗУН: Нет, а за страну? То, что Империя-то рухнула?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: А за страну как? Это очень абстрактно. Страна - это вот, когда позовёт, надо идти воевать. Значит, берём автомат, идём воевать. Да, мы её защищать идём. Мне не удалось этого, потому что я ещё был мальчишкой во время войны. Вот. Но мне всегда хотелось гордиться нашей землёй, нашей страной. Мне хотелось, чтобы её уважали.

    С.КОРЗУН: Есть за что гордиться сейчас?

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Я думаю, что есть за что гордиться, хотя больше, наверное, надо и сожалеть, и переживать, потому что многое изменилось не в лучшую сторону.

    Вот мы когда-то были, простите за такую банальность, когда-то были самой читающей страной в мире, а сейчас я смотрю - мало читают. А раз мало читают, значит, и жизнь труднее. Труднее себя утверждать, ведь в книгах собран такой опыт богатый, такая мудрость веков. И не надо открывать Америку каждый день. Ты должен сам вот что-то у кого-то взять, почитать. То есть, не жить за чужой счёт, не жить чьим-то чужим умом, но чтобы ты всё это брал в себя. Вы знаете, иначе становишься не то что роботом, но растением. Мне это очень обидно, я сам с детства, я вам говорил уже, очень много читал, и всегда читаю. И это интересно. И человек даже не замечает, как он изменяется к лучшему, особенно, когда хорошие книги.

    А сейчас есть возможность: и Интернет, и там аудиокниги - всё есть, и на электронных носителях, всё есть! И книги издают прекрасно! Я хожу по магазинам книжным, потрясающие есть книги! Читайте!

    С.КОРЗУН: Читающий, мудрый, молодой человек Андрей Дементьев - поэт был гостем нашей программы.

    Спасибо огромное, Андрей Дмитриевич, за то, что пришли, и удачи вам. Всего доброго!

    А.ДЕМЕНТЬЕВ: Спасибо, что пригласили. Спасибо!
    http://echo.msk.ru:80/programs/korzun/586783-echo/

    Категория: Дайджест прессы. Россия. | Добавил: Людмила (24.04.2009)
    Просмотров: 724 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]