Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Дайджест прессы. Казахстан. [54]
Дайджест прессы. Россия. [22]
Дайджест прессы. Планета. [2]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 308
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Дайджест прессы » Дайджест прессы. Казахстан.

    Олжас Сулейменов: Я всегда был и остаюсь интернационалистом

    Этот год привнес немало изменений не только в жизнь казахстанцев. Весь мир то и дело содрогался от той или иной новости. Не секрет что високосный год каждый раз берет в жертву только самых лучших представителей человечества. Вот и на этот раз ушли из жизни ярчайшие звезды ушедшего столетия. А мы по-новому взглянули на мир. Понемногу стали учиться беречь то, что уже имеем. Ценить оставшееся... Время собирать камни. Так говорят историки про сегодняшнюю действительность. Не далек от них и Олжас Сулейменов. Сегодня у нас с эксклюзивным интервью народный поэт Казахстана, лауреат Премии комсомола Казахстана, первый лауреат Премии ВЛКСМ, лауреат Государственной премии КазССР, постоянный представитель Республики Казахстан в ЮНЕСКО.

    ЛИТЕР-Неделя: Олжас Сулейменов и Чингиз Айтматов – оба неординарные личности, познание которых поднялось до глобального уровня. И вы, наверное, знаете, почему вас двоих отделяют от родного народа?

    О.С.: Спасибо, что вспомнили недавно ушедшего Чингиза Айтматова. Он, писавший по-русски, рассказал миру о киргизском народе, его самобытной культуре, образе мыслей более художественно и философски, чем многие его коллеги-соплеменники. Вот некоторые из них, наверное, и пытались, как вы говорите, отделить его от родного народа. Ситуация типическая, характерная не только для киргизов или казахов. Но достоинство национальной культуры определяется кроме всего и тем, какой она сделает вклад в мировую культуру. Я уверен, что хотя бы для одного из произведений Чингиза Айтматова найдется место на полках мировой библиотеки. Может быть, рядом с эпосом «Манас».

    ЛИТЕР-Неделя: И все же те, кто называли его и вас своими противниками, в чем они вас обвиняли? В СМИ были материалы с мнениями о том, что Олжас, достигший возраста пророка, попросит прощения у своего предка Олжабая.

    О.С.: Благодарю, что напомнили о батыре Олжабае. В будущем году, надеюсь, страна отметит его трехсотлетие, вспомнит о его делах. Это он сделал набег на земли Галдан-церена в Джунгарии и спас Аблай-хана из джунгарского плена. После побед Олжабай-батыра появились названия местностей в Сары-Арке: «Калмак кырылѕан» и «Шљршыт кырыл-ѕан». Это о нем Аблай-хан сказал: «Олжабай болса, ел аман». Но кроме мужества батыр обладал еще и мудростью. Я не знаю другого из его эпохи, кто бы завещал такое: «Человек из моего седьмого колена пусть будет білге». Вариант древнетюркского слова білгќ – «всезнающий». Этого слова, к сожалению, давно уже нет в казахском языке. Он завещал своим потомкам добиваться не званий – батыр, султан, хан, а знаний. И нынешним устазам не мешает брать пример с Олжабай-батыра. В чем я вижу смысл его завета? Он был свидетелем тотального поражения казахов в войне с джунгарами. И понял причину – техническая, культурная отсталость. Воинов у казахов хватало, но джунгарам помогали китайские и шведские советники, было огнестрельное оружие, артиллерия. И батыр сделал для себя вывод – знания спасут народ. Вывод актуальный и в наши дни. Только постоянно расширяющийся объем знаний поможет выживанию народов в XXI веке. Сформулируем девиз: «Выживание через прогресс!». И если мы не поймем эту задачу или не справимся с ней, то просить прощения у предков предстоит целым поколениям.
    А теперь что касается так называемых противников и их обвинений.
    В советское время моими противниками были Суслов, отвечавший за идеологию в СССР, и подчиненные ему московские академики и писатели, а потом и руководители военно-промышленного комплекса. Они обвиняли меня в национализме и пантюркизме. С чем я был не согласен. А сегодня некоторые местные оппоненты критикуют меня за интернационализм.
    Я всегда был и остаюсь интернационалистом. В 1963 году в книге «Солнечные ночи» написал: «Я – патриот каждого обиженного народа. Мое кредо – возвысить степь, не унижая горы!»
    Продолжаю ему следовать. Это могут подтвердить жители Азербайджана, Таджикистана, Чечни, Ингушетии, Грузии и других стран, где я бывал в трагические для них дни. Выступал в защиту и русских в бывших братских респуб-ликах, и русского языка. Почему наши писатели не вспомнят, что я организовал и провел в 1984 году первую конференцию в защиту казахского языка? Она прошла в Союзе писателей Казахстана, где я был председателем. В то время такими мероприятиями карьеру не делали. Но сломать карьеру можно было.
    Горький в свое время очень точно определил природу поэтического исследования жизни. Он назвал поэта чувствилищем нации. Настоящий поэт должен чувствовать, что необходимо для спасения, выживания народа. И что ему навредить может.
    У нас таким поэтом был Абай. Говоря современными терминами, он был прогрессивным человеком, интернационалистом. И хотел, чтобы его народ становился таким. Продолжая его традицию, нужно считать, что сегодня подлинным патриотом Казахстана может быть только интернационалист. Независимо от его этнической принадлежности.

    ЛИТЕР-Неделя: Говорят, что в 90-х вы предлагали быть в составе конфедерации с Россией. Что привело вас к такой мысли – вы не верили, что Казахстан сможет стать самостоятельной и суверенной республикой?

    Этот слух является не совсем грамотным отголоском программы «Евразийская конфедерация», которую выдвинула партия «Народный Конгресс» в 1992 году. Она широко обсуждалась и осуждалась в казахской прессе. Критики посчитали, что мы предлагаем воссоздать Советский Союз. Но после того как в 1994 году Н. Назарбаев провозгласил идею Евразийского союза, негодующие возгласы сразу прекратились. Идея стала постепенно реализовываться. Уже работают ЕврАзЭС, ШОС, СВМДА и другие проекты.
    От себя добавлю, что будущее человечества формируется механизмами интеграции, а не распада, и когда-нибудь, может быть, к середине XXI века, обязательно сложится Евразийский союз государств от Атлантики до Тихого океана на Востоке и до Индийского океана на Юге. И этот Союз будет действовать на конфедеративной основе, то есть – каждое государство осуществляет собственную внутреннюю и внешнюю политику, но осознавая свою взаимозависимость с другими. Примерно в таких конфедеративных отношениях с ближайшими соседями по СНГ мы находимся уже сейчас. С Россией в том числе.

    ЛИТЕР-Неделя: Историю нужно чистить от политики. Нужно ли очищать Казахстан от последствий колониализма и коммунизма?

    О.С.: Нужен объективный научный анализ недавнего прошлого – событий ХХ века. Великого и трагического. Была ли возможность избежать, например, голода 1932–1933 годов? Очевидно, что это последствие невежественной политики Сталина, извратившего верную идею кооперативного хозяйства. Но еще до конца не понята основная причина трагедии казахского народа, до сих пор не оправившегося от того удара. А причина в том, что казахи к ХХ веку подошли, отстав от соседей по региону на несколько столетий. Все тюрки уже были оседлыми, занимались активным земледелием, только казахи продолжали обходиться кочевым скотоводством. Да, оно давало достаточно пропитания: народ количественно рос. В 1926 году после потерь в революцию и гражданскую войну казахи насчитывали 6 млн 200 тыс. человек. Как писали в первой советской энциклопедии – «самая крупная тюркоязычная национальность СССР». Но это относительное благополучие не всем казалось вечным.
    Еще Абай призывал казахов спешно учиться у соседних народов земледелию. Он словно пред-видел грядущую катастрофу. Его «Назидания» – это крик: «Абай бол, халћым!». Не вняли.
    Узбеки от голода не пострадали. В 1926 году, согласно той же энциклопедии, их было всего 4 миллиона. Сейчас больше – 26 миллионов. А казахи в Казахстане только подходят к восьми.
    Такие цифры надо серьезно обсуждать не только как последствия колониализма или коммунизма, делать выводы. И читать «Назидания» Абая уже другими глазами.
    Это поможет оценить по достоинству и процесс урбанизации, который мы сейчас переживаем. У нас, по сути, только сейчас завершается затянувшийся этап кочевой жизни. И этот момент перед начинающимся новым этапом надо научно и общественно осознать, чтобы яснее увидеть, куда идем. Наш путь хорошо прописан в государственных программах – интенсификация аграрного производства, передовая промышленность, нанотехнологии... Так, чтобы в дальнейшем ни джут, ни засухи и, добавлю, политическое невежество не могли сказаться на росте народонаселения.

    ЛИТЕР-Неделя: 1996 год, когда казахский народ сформировывался как государство, такие как вы были нужны своему народу, но тогда вы были вдали от Родины. Не была ли эта поездка против вашей воли?

    О.С.: В те годы формировался наш дипломатический корпус, наша внешняя политика делала первые важные продвижения. Рад, что принял в этой работе участие. Разве это не нужно было народу? Президент Италии и премьер-министр посетили с рабочими визитами нашу Республику, был подписан Договор о вечной дружбе Италии и Казахстана. С какой другой западной страной подписывался такой документ?
    Кроме того, для человека, исследующего историю человечества, работа в Италии и Греции – в странах, откуда вышла европейская цивилизация – настоящая удача. Там сам воздух настоян на истории. Там я написал книги «Язык письма», «Тюрки в доистории» – подготовительные материалы к «1001 слову», над которым работаю более 40 лет.

    ЛИТЕР-Неделя: Вы верите в то, что в конечном итоге Казахстан станет исключительно национальным государством?

    О.С.: То есть мононациональным? В обозримое время к этому не стоит даже стремиться. Если Казахстан хочет сохраниться как единое государство, надо всем нам понять, что многонациональная структура общества является для нас спасительной. Даже для того, чтобы укрепить единство казахского народа, нам необходимо постоянно вырабатывать культуру сосуществования с другими этносами внутри государства. Сотрудничество, соперничество (в хорошем смысле этого слова) способствует развитию. Режим постоянного соревнования делает народ, как сейчас говорят, конкурентоспособным.

    ЛИТЕР-Неделя: Недавно группа из казахской интеллигенции в своем письме президенту выразили мнение по поводу «казахстанской нации». А в чем разница между понятиями «казах» и «казахстанец»?

    О.С.: До сих пор путаются понятия «нация» и «национальность». В казахском языке они пока даже не разделяются: оба выражаются одним словом. В русском языке «нация» это гражданское понятие, «национальность» – этническое. На Олимпиаде половину золотых медалей для России завоевали татары, дагестанцы, ингуши, чеченцы, украинцы. Граждане России, россияне. И в нашей команде наряду с казахами были этнические русские, азербайджанец, чеченец, уйгур, татары – казахстанцы.
    На русском можно сказать «многонациональная нация», на казахском еще нельзя. Интеллигенции за разъяснениями надо бы обратиться не к президенту, а к терминкому, которому давно пора задуматься о разделении в словаре таких важных политических понятий.

    ЛИТЕР-Неделя: В свое время Динмухамед Кунаев защищал вас как сына, а сейчас президент называет вас своим «большим другом». Склонны ли вы к компромиссам и лояльный ли вы человек?

    О.С.: Отвечу как писатель. При Кунаеве я состоялся как автор поэтических книг, и написал «АЗиЯ», которую в то время нигде в СССР нельзя было напечатать. Только в Казахстане. Нашу республику тогда назвали – «край непуганой цензуры». После обсуждения этой книги в ЦК КПСС и в Академии Наук СССР Казахстан стал краем напуганной цензуры. Но меня Кунаев тогда спас от репрессий. А я таких вещей не забываю и защищал его, когда он вдруг остался в одиночестве.
    При Назарбаеве я совершаю работу по подготовке Этимологического словаря «1001 слово», который, уверен, со временем станет основой нового языкознания, а значит, культурологии, религиоведения, философии, объяснит происхождение письменности, первичных форм материальной культуры...
    И если хотя бы первые тома словаря мне удастся выпустить, издать на основных языках и международно обсудить, я буду считать, что исполнил наказ Олжабай-батыра. И добавлю – Нурсултана Назарбаева, который в 1996 году на моем шестидесятилетии в Оперном театре сказал, что одним из главных поручений послу Сулейменову является написание «1001 слова». Мы знакомы более сорока лет и за это время, надеюсь, достаточно хорошо узнали друг друга. Да, я склонен к компромиссам и, в основном, одобряю реформы, осуществленные президентом.
    Хотя были с моей стороны резкие возражения и споры в середине 90-х.
    Я не новичок в политике. Был с начала 70-х и до конца 80-х заместителем Председателя Советского комитета по связям со странами Азии и Африки. Через этот комитет осуществлялась помощь СССР национально-освободительным движениям. Конкретная помощь – финансами, оружием и прочим. Побывал в более чем пятидесяти странах этих континентов, общался со многими руководителями движений, некоторые стали главами новых государств. Я видел первые недели, первые месяцы обретения независимости Анголы, Мозамбика, Намибии, Южной Африки, Родезии (Зимбабве). Приезжал через годы и видел результаты. Гражданские войны, межплеменные распри за посты президентов, хронический голод. Невежественная политика местных царьков профанировала, дискредитировала страшной практикой лозунговые понятия «демократия», «свобода», «независимость», и я боюсь сказать, – саму идею деколонизации. В Родезии – тридцать лет назад при колониальной администрации – цветущая экономика, законность и порядок. Черное население обеспечено работой, получает школьное образование, лучших обучают за границей в вузах. Сегодня Зимбабве имеет своего черного президента, черный парламент и черную беспросветную жизнь.
    С начала 90-х понятия «независимость», «демократия» проходят нелегкие испытания и в странах СНГ. Уже можно сравнить некоторые результаты. И сделать выводы – насколько оказалось подготовленным к крутым историческим реформам каждое общество и политическая элита. Я пойму будущего независимого аналитика, который скажет – Республике Казахстан повезло с первым президентом, а Назарбаеву – с таким народом.

    ЛИТЕР-Неделя: Ваши внуки ходят в детсад? Если не секрет, на каком языке они получают воспитание?

    О.С.: Самые младшие – в Алматы. Их водят в казахский детсад. Но они, конечно, будут знать и русский и, иншалла, английский. Старшие изучают казахский по учебникам. Мне приходится им объяснять, что «ы» не произносится в таких словах как ауыл, бауыр, ауыз... Не только они задают вполне резонный вопрос: «Если не произносится, зачем пишется?». Согласен. С этой ненужной буквой, искажающей письменный образ казахских слов, специалистам давно необходимо разобраться.

    ЛИТЕР-Неделя: Уважаемый Олжас Омарович, как вы оцениваете современное состояние казахского языка в Казахстане? Какие изменения произошли по сравнению с ситуацией 90-х годов?

    О.С.: Считаю этот вопрос одним из главных и отвечу поподробней. Одним из критериев оценки нынешней ситуации и в языковом вопросе может служить демографический состав. Казахи ныне составляют уже чуть больше 50 процентов населения Республики. Важно достичь баланса и в использовании двух ведущих языков. В советское время о таком балансе даже не мечтали. За годы независимости удалось приблизить казахский язык к конституционному равновесию. Хотелось бы подчеркнуть этот термин и хорошенько осмыслить. Казахский язык все уверенней продвигается в сферы ранее ему недоступ-ные. Во многом это результат активности общественных защитников родной речи и гибкой политики руководства, поддерживающему, но не во всем уступающему постоянному напору «защитников». «Политика – искусство компромиссов». Этим искусством, должен сказать, Нурсултан Назарбаев овладел в совершенстве. Благодаря этому многонациональная республика два десятилетия благополучно проходит через полосу штормов. Мы видели, как тайфуны независимости разметали эскадру братских стран. Многие корабли дали течь, некоторые опрокинулись, Грузия тонет на наших глазах. Все беды ее начались с проблемы государственного языка. Звияд Гамсахурдия выдвинул губительный лозунг: «Грузия для грузин!», с ним он победил на выборах, но расколол страну на три части. «Грузинский язык на территории независимой Грузии будет единственным!». С чем, естественно, не согласились абхазы, осетины. В республике есть также районы с компактно проживающим армянским и азербайджанским населением. «Если побеждает национализм – проигрывает нация». Правота этого тезиса подтверждена многими современными примерами. Особенно хорошо надо помнить об этом политикам многонациональных государств, к которым относятся и Казахстан, и Россия.
    А нам теперь важно, внимательно отслеживая происходящее в мире, не нарушать намечающееся равновесие, не заторопить процесс внедрения казахского языка. Нужны еще годы работы, чтобы казахский язык стал языком межнационального общения в Респуб-лике. А для этого необходимо повышать его авторитет, чему дол-жны способствовать успехи Респуб-лики в экономике, в политике, в культуре, в науке, в частности, в языкознании.
    Я бы хотел, чтобы газета в следующих беседах спрашивала меня не о том, как я отношусь к некоторым нелепым слухам, но о том, что мне удалось узнать об истории казахского языка – одного из самых древних тюркских наречий. Тюркологами до сих пор утверждается, что казахский язык появился недавно, в средние века.
    Почти пятьдесят лет занимаюсь этимологией – происхождением слов и письменных знаков. Если мне удастся в этом или будущем году опубликовать хотя бы один том Этимологического словаря «1001 слово», читатель увидит, что в казахском сохранились поразительные реликты – не только первые слова, но и первые звуки человеческой речи. Например, носо-небно-гортанный «ѓ», который во многих языках перешел в носо-гортанный «нг», а в большинстве предельно упростился в носовой согласный «н». В языках одного семейства (тюркского) видны результаты процесса: каз. мыѓ, узб. мінг – «1000», тур. bin – «1000». Названия цифр, обозначавших предельное количество, а это были «круг», а позже «круг с точкой в центре», распространялись в языках древнего мира со значением – «много»: например, кит. min – «много». Значение фонетической закономерности – развитие носового согласного в плавный (n > l > r) позволяет сблизить с этой группой и романские: mil – «1000» (исп.) и др.
    Исследуя первую цифру и варианты ее названия, я собрал из многих языков мира в одно лексическое гнездо десятки слов, обозначавших понятия «множество». И в этом ряду казахское числительное мыѓ оказалось самым близким к праформе *mu . Его возраст – десятки тысячелетий. Палеолит, древнекаменный век.
    Мое глубокое убеждение – отсталость тюркологии объясняется и тем, что первые корифеи поспешно посчитали казахский язык недавним потомком огузо-карлукских языков.
    После выхода «1001 слова» и достойного международного обсуждения взгляды, надеюсь, изменятся. В будущем, уверен, для любого тюрколога знание казахского языка должно стать обязательным: без него невозможно понять происхождение многих явлений в огузо-карлукских, булгарских языках тюркской семьи. А без знания тюркских языков нельзя понять историю языков других семейств.
    Вы можете инициировать разговор и о письменной реформе. Речь не идет о замене кириллицы латиницей по примеру некоторых соседей. Такая реформа удалась только в Азербайджане. Там просто переняли турецкий алфавит без изменений. И теперь свободно читают турецкую литературу, газеты: языки практически одинаковые, относятся к огузской группе. В Узбекистане 15 лет назад перешли на новый алфавит. Но в итоге – только названия газет печатают латиницей. А тексты – прежней узбекской кириллицей. И учебники старших классов и вузов – также старым алфавитом. У меня много и других аргументов против замены нашего алфавита. В том числе и исторический. В книге «Тюрки в доистории» (2002 г.) я писал о том, что орхоно-енисейское письмо – это наследие огузо-карлукских племен, оказавшихся две тысячи лет назад в монгольских степях и на Алтае. А булгаро-кипчакские племена в то время обитали значительно западней. В VII в. н.э. часть булгар захватывает Балканы (хан Аспарух), роднится со славянами, передает им свое имя (българ) и, думаю, – письменность. В IX веке происходит христианизация Балкан, и българское письмо подвергается греческой редакции, которую осуществляют монахи Кирилл и Мефодий. В кириллицу включают много греческих букв. Но еще сохраняются несколько древнебулгарских и строй алфавита, который отличает его от греческого и других европейских письменностей – подразделение букв на твердые и мягкие. Такое подразделение необходимо было только для передачи тюркских слов. В древнерусской кириллице оказалось две буквы «д» (твердая и мягкая), две «з» и т.д.
    Но так как славянские языки не сингармоничны, то от этого свойства кириллица постепенно избавлялась, оставляя по одной букве для обозначения и твердых и мягких согласных. Кроме шипящих ш-щ.
    Русская кириллица подвергалась дважды крупным реформам. Так называемые Петровская и Ленинская. Они упрощали алфавит и делали грамоту доступней народу. Письменные реформы становились вехами, обозначавшими начало революционных эпох в истории России. Например, книги, появившиеся после 18-го года легко узнать: они избавлены от ъ в окончании существительных мужского рода, от букв «ять», i...
    ...Наш алфавит был сочинен в 1938 году, поспешно, силами немногих тюркологов, уцелевших после репрессий 37-го года. И содержит ошибки, которые мы повторяем семь десятилетий. Нужна реформа. Организуйте дискуссию на своих страницах.

    ЛИТЕР-Неделя: Как вы относитесь к программе триязычия?

    О.С.: Поддерживаю. В Европейском союзе пока нет общего языка, и в каждом государстве осуществ-ляется спешная программа двуязычия. Второй – английский. А в некоторых государствах – и три- язычия, если у них до этого было в ходу два языка. Как у нас. Если Программа триязычия в Казахстане будет достойно реализовываться, через десяток лет наша молодежь будет владеть казахским, русским, английским языками, и весь мир перед ними будет открыт.

    Нурторе ЖУСИП, Гулбаршын САБАЕВА, Алматы – Париж

     04.09.2008 

    http://www.liter.kz/site.php?lan=russian&id=151&pub=11683

    Категория: Дайджест прессы. Казахстан. | Добавил: almaty-lit (08.09.2008)
    Просмотров: 834 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]