Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Дайджест прессы. Казахстан. [53]
Дайджест прессы. Россия. [22]
Дайджест прессы. Планета. [2]
Поиск
Вход на сайт
Комментарии
Уважаемая Алуэ! Помните, я раскритиковала Вашестихотворение «Я летала в снах своих, а Вы?». Извините, мне тогда не хватило
мудрости отстоять и обосновать свою позицию. Но сейчас я понимаю, что я хотела
Вам сказать: Вы показались мне поэтом пронзительнейшей силы. И мне показалось
ненормальным, что Вы пишете отвлеченные стихи вместо того, чтобы зажигать
поэзию силой конкретного соучастия и сострадания, оказания помощи. Я имею в
виду: Если Вы пишете о снах и хотите передать людям мысль о божественности и гармоничности
мироздания, так и делайте напрямую такой вывод, хваля Создателя за мудрость
сотворенной им природы. Если Вы хотели показать, как просты астральные
путешествия (видите, я так и не знаю, что же Вы точно хотели изобразить), то Вы
должны были сказать и об этом напрямую, принося читателю реальную помощь в
просвещении его. Но Вы не делаете глубокого полезного вывода, не осмысляете то,
о чем говорите в этом стихотворении, как это положено в искусстве. Вы
немножечко его не доработали. Может быть, Вы сейчас все еще не понимаете меня.
Но Ваши стихи :Я в будущее Казахстана верю, стихи об отце говорят о том, что Вы
обязаны сделать очень многое для людей, имея такой дар. Но Вы используете его
только наполовину и мало призываете людей к хорошему образу жизни, передаете им
мало силы и мудрости, какая у Вас должна иметься. Быть может, Вы сами не
придали большого значения в жизни Вашему дарованию и не пытались свято
развивать и реализовать его? Я понимаю, в наши дни это очень тяжело следовать
своему природному призванию. Человек должен выжить сам и вырастить своих детей
в очень сложном мире. Но очень жаль, что возможности, какие нам дает природа,
мы не используем до конца для улучшения жизни общества и нашей собственной
жизни. Это требует огромного самопожертвования, нечеловеческой жизни. Однако
все потом вознаграждается.Поэты в наши днидумают, что целью искусства легко может быть просто выражение чувств и
впечатлений, как у вас в этих стихах. Однако я считаю, что целью поэзии и
вообще любого ремесла может быть только удовлетворение насущных нужд людей.
Поэт создает песенку, которая утешает сердце человека, показывает ему
правильный путь, делает жизненно важное заключение в каждую отдельную эпоху и
даже наводит порядок в обществе! Если поэт не помогает в насущных нуждах другим
профессиям, он не может заслужить свой хлеб. Он не заслуживает, чтобы другие
профессии исполняли свои обязанности по отношению к нему, если сам не исполняет
свои обязанности по отношению к другим сословиям в сохранении их жизни! Может,
поэтому в наши дни социальный статус поэта невесть какой, он считается никому
не нужным, а стихи его не прокармливают, потому что они отвлеченные и не
приносят реальной пользы. Чтобы Вам легче было понять меня, позвольте задать
Вам вопрос: к чему именно Вы призываете читателя в стихотворении «Я летала в
снах своих, а Вы?». Призываете ли Вы любить природу, которая дала нам чудо
полетов во сне? Или Вы, может, интересуетесь, знает ли кто секрет таких снов?
Чему Вы хотите научить? Надо говорить точнее.Ну вот, я высказалавсе, что думала на самом деле. Надеюсь, это утешит Вас после долгого
непонимания, чего же от Вас хотела неизвестная особа из интернета, и поможет
Вам. Но, пожалуйста, дайте мне знать, разрешила ли я все вопросы? Мне бы очень
не хотелось бы оставить кого-то обиженным. Я всего-навсего хотела взять на себя
смелость помочь Вам стать еще лучше как поэт.Спасибо Вам большое! На самом деле я Вас оченьуважаю. Некоторые Ваши стихи мне очень помогли! Но я читала очень мало. У вас
есть книга?Вера Бочкарева

Cпасибо, Лена! ты знаешь, мне нравятся твои стихи. Еще спасибо за инициативу.

,Прекрасный ,вдумчивый  материл Л. Шашковой,раскрывающий наиболее полно грани таланта Ивана Щеголихина.С признате6льностью к автору и поэту Рафаил Синцов, член РСП

На http://www.livelib.ru/ был отчет, очень здорово!!

Нас развели... Но нас не спросили.
Не потерять бы теперь и Россию.

Браво, Гирей! Счастлив, что могу общаться с тобой,читая твои бесподобные стихи.  И горжусь, что дружили в лучшие времена. С.Ш.

Бахытжан! Глубокие, философские мысли, искренние чувства вложил ты в свою Поэзию... Сможешь, загляни ко мне на стихи.ру. Там есть моя степь Она и твоя. С.Ш.

Люба! Выложи свои стихи. Хочетсч познакомиться.

Зима вьюгой закружила,
Забуранила.
Ты меня приворожила,
В сердце ранила.
В танце бусами звеня,
С песней лИхою -
Заманила ты меня
Заманихаю.
Сам не свой теперь хожу
Привороженный.
Тебя за руку держу,
Как стреноженный.
Не могу и не хочу
Растреножиться.
Не гадаю и молчу-
Как всё сложится?
Слышу шепот:"Будешь мой,
Расцелованный".
И вернулся я домой
Очарованный.
И оттаяла душа -
Была стылая.
Ах, как жизнь-то хороша
С тобой, милая!
Ты мне счастье подарила,
В сердце ранила...
Зима очень задурила -
Забуранила.

В романе «Ночь предопределений» сплетены история и современность. Герой Ю.Герта - писатель - приезжает на Мангышлак, место действия своей
будущей книги о Зигмунте Сераковском, революционере-демократе,
сподвижнике Чернышевского и Герцена, более ста лет назад сосланного в
эти края. В романе два основных сюжетных узла. Первый - главный - связан
с нашим временем. Нефтяники, архитекторы, журналисты, с которыми
встречается герой романа, а в особенности события, разворачивающиеся
перед ним, заставляют его требовательно вглядеться в себя, заново
определить свою жизненную позицию. В центре второго узла - судьба
революционера, дающая возможность осмыслить значение личности в
масштабах истории.

Теги
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 293
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Дайджест прессы » Дайджест прессы. Россия.

    100 лет без Льва Толстого
    «Определение Святейшего Синода от 20–22 февраля 1901 г., № 557, с посланием верным чадам православные греко-российские церкви о графе Льве Толстом.
    … Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его Матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной…
    В своих сочинениях он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской: отвергает личного Живого Бога, во Святой Троице славимого, Создателя и Промыслителя вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа – Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира… Отрицает бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы и Присно-девы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святого Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из Таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Лев Толстой непрерывно... Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он на конце дней своих остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.
    Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние и разум истины.
    («Церковные ведомости при Святейшем Правительствующем Синоде» от 24 февраля 1901 г.)
    В начале ХХ века синодальный акт отлучения человека от церкви имел форму императивного посыла ко всей православной пастве Российской империи. Это было жестокое наказание. Религиозные и черносотенные фанатики могли убить еретика, осквернить дом, расправиться с его родными и близкими.
    Реальная угроза насильственной смерти сопровождала последнее десятилетие жизни Льва Николаевича Толстого. Он был неудобен власти. Великий обличитель российского самодержавия и церкви обрел к этому времени популярность на всей Земле. Старика нельзя было вызвать на дуэль и убить, нельзя было сдать в солдаты, нельзя посадить в тюрьму, нельзя упрятать в сумасшедший дом, нельзя то, нельзя это… Кругом нельзя. Что делать? Церковные иерархи решили применить к писателю проверенный средневековый метод.
    Идея отлучить Льва Толстого от церкви возникла еще в 80-х годах ХIХ века. Херсонский архиепископ Никанор в письме к Н.Я. Гроту высказался от лица высшего клира: «… Мы без шуток собираемся провозгласить торжественную анафему Толстому…». И далее: «Он больше всех волнует умы образованного и необразованного общества своими сочинениями, отличающимися разрушительной силой и растлевающим характером, проповедующими неверие и безбожие».
    Император Александр III, опасаясь взрыва негодования за рубежом, не захотел «прибавлять к славе Толстого мученического венца» и воспротивился планам Синода. Но не наказывать строптивого писателя было нельзя, и… его наказали, наказали уже после смерти царя.
    29 октября 1910 года, отлученный от церкви, граф Толстой ушел из своего дома в Ясной Поляне. Через два дня он простудился в поезде и умер от воспаления легких 7 ноября в 6 часов утра на железнодорожной станции Астапово.
    Христианство без Христа
    Отлучение Толстого от православной церкви возмутило русскую интеллигенцию и вызвало непонимание у многомиллионного крестьянства. Писатель был широко известен в стране. Начиная с 80-х годов ХIХ века, деревню наводнили двухкопеечные брошюры публицистических статей Толстого, написанных простым языком, а два поколения деревенских детей воспитывались на его рассказах.
    Это была новая литература. Она сменила мыльные лубочные сказки и традиционные «жития святых». Книжки опального графа заставляли народ думать о том, о чем он думать был не должен – о смысле жизни, о правде и справедливости. Опасные книжки, опасные и для власти, и для церкви. Только Толстой мог сказать: «Вся разница между человеком и животным та, что человек знает, что умрет, а животное – нет… Работать надо так, как будто ты бессмертен, а относиться друг к другу – как будто завтра умрешь». Или это: «Представление о Боге как личности ложно и приводит человека к рабству. Совесть – есть бытие Божие в душе нашей…».
    Русская православная церковь в начале ХХ века переживала жестокий кризис. Она была частью госаппарата и вместе с ним выполняла полицейские функции. Каждый священник должен был докладывать по начальству, если прихожанин на исповеди говорил о каких-то противоправительственных намерениях. Нарушалось христианское таинство. Доверие к церковному клиру таяло на глазах.
    Лев Толстой был противником современной ему Церкви и стал основателем нового религиозного течения. Его религия отвергала все чудесное и непонятное в Евангелии, отрицала воскресение Христа, непорочное зачатие девы Марии, отрицало церковное посредничество между Богом и Человеком. Толстовское учение не обещало будущего блаженства на небе, но давало блаженство на земле. Нужно только следовать определенным правилам. Во-первых, не умножать зло и не противиться ему ответным насилием. Во-вторых, любить весь божественный мир и не поддаваться ненависти. И в-третьих, растить своего Бога внутри себя всю сознательную жизнь. Без улучшения внутреннего мира человека, считал писатель, всякое общественное переустройство ни к чему хорошему не приведет.
    Эти взгляды Толстого находили понимание у значительной части населения страны. Многие видели в его учении единственное спасение для России и стремились воплотить новые идеалы в практическую жизнь.
    Толстовские общины на Николаевщине
    Попытки воплотить нравственное учение писателя на практике стали предприниматься в 80-е годы ХIХ века. Первые толстовские общины появились в Сибири, Центральной России и на Северном Кавказе. Позднее они появятся в Киевской, Полтавской, Черниговской и Херсонской губерниях.
    «Толстовские сектанты» - именно так называли их официозные журналисты - исповедовали ненасильственный безгосударственный образ жизни, земледельческий труд, равноправие, свободу убеждений и верований. Здесь не было сословий. В коммуне трудились бывшие аристократы, мещане, купцы и крестьяне. Сюда приходили блестящие гвардейские офицеры и адвокаты, околоточные надзиратели и освободившиеся каторжники. Принимали всех. Главное – отказаться от насилия, вести мирную, трудолюбивую земледельческую жизнь, освободиться от всякой человеческой власти, придерживаться взаимного уважения, смирения и «проявлять любовь ко всем людям и ко всем существам». К началу ХХ века на территории Российской империи уже насчитывалось более 280 толстовских общин.
    В Херсонской губернии последователи графа Толстого расселились на землях современных Арбузинского, Кривоозерского, Братского и Николаевского районов. Впервые о них мы узнаем из путевых записок Ивана Бунина, который, будучи в Николаеве, имел беседу с двумя братьями-толстовцами из пригородного хутора. Будущий нобелевский лауреат по молодости хотел бросить литературу, уйти в общину и «добывать хлеб своим трудом». Он даже съездил в Ясную Поляну к Толстому, чтобы укрепиться в своих намерениях, но… писатель советовал ему «искусственно не опрощаться» и заниматься тем, к чему «зовет его Бог в душе».
    В 1893 году отставной полковник Яков Бонишевский предоставил толстовской общине в бессрочное пользование 137 десятин земли своего имения Берсы (рядом с современным селом Секретарка в Кривоозерском районе). 11 крестьянских семей занялись хлебопашеством, овцеводством и развели огороды. Сначала жили в землянках, затем понемногу отстроились. Поставили каменные дома, кузню и гончарные печи. Толстовская колония жила тихо. Окрестное население считало их староверами и не придавало значения тому, что никто из них не посещает воскресных служб и храмовых праздников. Община исправно платила государевы подати, несла постойную и дорожную повинности.
    Беда пришла в начале июня 1896 года. Толстовцы отказались целовать крест и принимать присягу на верность новому императору Николаю II. Исследователь толстовских коммун Марк Поповский в своей книге «Русские мужики рассказывают» цитирует рукописные воспоминания жителя Берсы Осипа Махорты: «… июня 7 дня 1896 года от Р.Х. в село прибыл исправник с жандармским караулом. Всех мужчин собрали на площади возле колодца и зачитали текст присяги на коронацию царя Николая Романова. Затем исправник и священник пошли по рядам и стали уговаривать подписаться против своей фамилии и целовать крест… Увидев нашу непреклонность, он устроил публичную порку для взрослых, а затем нас согнали в колонну и повели в Каменец-Подольскую тюрьму. Здесь мы пробыли 8 месяцев, после чего суд приговорил всех к большому штрафу… По выплате означенной суммы нас отпустили домой». Такая же судьба постигла обитателей толстовских общин в Григоровке (современный Братский район) и Романовке (Арбузинский район).
    Официальные власти негативно относились к толстовскому движению, усматривая в нем серьезную опасность устоям государства и церкви. Основным занятием этих общин на Николаевщине стало земледелие. Земля, жилища, труд были обобществлены. Высшим органом крестьянского сообщества считался сход. Исполнительным органом являлись старосты схода, которые избирались сроком на 1 год. Они вели дела с государственными организациями, частными лицами, заключали договора и сделки. Старосты распределяли общинников на работы, давали отчеты о положении дел и определяли хозяйственные планы.
    Наемный труд у толстовцев был недопустим. Все физические работы оплачивались деньгами. Средства на содержание детей, медицинскую помощь, образование и библиотеку начислялись из общих доходов.
    Духовной установкой земледельческого труда было убеждение, что физическая работа должна идти «от сердца», без ожесточения, с любовью и желанием, что она есть необходимое условие, закон природы для каждого человека. Толстовцы были принципиальными вегетарианцами. Они не употребляли в пищу мяса животных, отказывались от яиц и молока, не носили одежд из шерсти и кожи.
    Хронология этих крестьянских общин на Николаевщине прослеживается по источникам «пунктирной линией». Известно, что все мужчины-толстовцы призывного возраста отказались от мобилизации в русско-японскую войну и все были приговорены к каторжным работам. Второй раз на каторгу пошли уже через девять лет - в Первую мировую.
    После революции и гражданской войны отношения толстовских общин с новой властью были непростыми. Крестьяне пытались сосуществовать с государством таким образом, чтобы не нарушать законов и в то же время жить согласно своим принципам. Такое спокойное бытие оказалось возможным до тех пор, пока сельское хозяйство России, разоренное войной, национализацией и перераспределением земель не могло давать достаточно продукции. К тому же в 1917-1927 гг. советская власть еще сохраняла элементы демократичности и допускала некоторый плюрализм в формах хозяйственной и культурной жизни. Именно в этот период толстовское движение на Николаевщине достигло наибольшего расцвета и пользовалось относительной свободой.
    Начавшаяся коллективизация обрушила быт и устои крестьянских общин. По воспоминаниям толстовца Бориса Зимица из Романовки (Арбузинский район), партийные чиновники из района предлагали крестьянам переходить в колхозы и даже возглавлять их, так как у последователей учения Льва Толстого был бесценный опыт организации коллективного сельскохозяйственного труда.
    Толстовцы не понимали большевиков. Зачем нужно идти в колхоз, когда у них и так все общее и нет частной собственности? Зачем насильно принуждать людей к совместному труду? Они до конца так и не осознали, что партийные коллективизаторы имели своей целью превратить свободных тружеников в рабов.
    Толстовские общины стали опасны для власти. Всем своим существованием они доказывали возможность негосударственной формы организации хозяйства. Для большевиков это был пример «плохого» крестьянского социализма. Власть принялась откровенно уничтожать сектантов. Толстовцам давали непосильные сельскохозяйственные задания. Если их не выполняли, то у общинников забирали львиную долю урожая. В конце концов, в 1934 году все они попали в казахстанские лагеря за саботаж и невыполнение плана хлебопоставок государству. Всего в Николаевской области было репрессировано 620 последователей учения графа Толстого.
    _________
    20 ноября (по новому стилю) 2010 года исполнилось ровно 100 лет со дня смерти графа Льва Николаевича Толстого. Эту смерть ждали, на нее надеялись как на избавление русского народа от антихриста во плоти. Церковные иерархи молили Господа о ниспослании смерти писателю. Московская газета «Новости дня» от 14 июля 1908 года на передовой полосе поместила молитву Иоанна Кронштадтского. Она звучала так: «Господи, умиротвори Россию ради церкви Твоей, ради нищих людей Твоих, прекрати мятеж и революцию, возьми с земли хулителя Твоего, злейшего и нераскаянного Льва Толстого и всех его горячих последователей…».
    И вот Лев Толстой умер. Молитва достигла цели. Империя вздохнула спокойно. Через семь лет самодержавие перетечет в большевистскую монархию, а еще через 83 года мимикрирует в либерально-демократическое государство.
    Российское правительство не захотело отмечать юбилейную дату смерти Толстого на общенациональном уровне. Он по-прежнему неудобен для власти. Отлученного от церкви борца с государственным насилием, спустя 100 лет, отлучили от человеческой памяти.
    Сергей Гаврилов, Новости-Н
    http://mk.mk.ua/rubric/culture/2010/12/16/03156/
    Категория: Дайджест прессы. Россия. | Добавил: Людмила (18.12.2010)
    Просмотров: 382 | Теги: Лев Толстой | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]