Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Литературное наследие [8]
Современные проза и поэзия Каз-а. [6]
Господа писатели! Здесь каждый из вас может здесь опубликовать электронный вариант свой книги.
Литературная учеба [7]
Самиздат [16]
Книги посетителей сайта
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 297
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Файлы » Наша библиотечка » Самиздат

    Справедливость.
    15.05.2012, 16:14
    С П Р А В Е Д Л И В О С Т Ь.

    «Господь творит правду и суд всем
    обиженным»
    Псалом 102,6.

    Ранним осенним утром я ехал по широкому проспекту на стареньких, но ещё бодрых «Жигулях». Утро можно было считать хмурым, если бы не роскошная золотая и багряная листва деревьев, пробегающих мимо, она казалась насквозь пронизанной солнцем, и унылые улицы оживали от ярких красок, внесенных природой в городской пейзаж. В машине было тепло и уютно. Это ощущение усиливалось тем, что по радио звучала приятная музыка - хиты уходящего 1996 года.
    Возле автовокзала «Саяхат» я увидел пожилого человека с сумкой в руках, который стоял у обочины, робко подняв руку. Я притормозил.
    -Куда вам, аксакал? – спросил я его по-казахски.
    Услышав родную речь, он обрадовался и удивил меня ответом.
    -Довези меня, сынок, до областной прокуратуры. Знаешь, где она находится?
    -Знаю, аксакал, садитесь.
    Он неловко опустился в кресло, внеся с собой запах свежих степных трав и вольного ветра. По обожженному солнцем лицу и натруженным рукам было понятно, что ему немного пришлось отдыхать на своем веку. Мы как-то сразу почувствовали расположение друг к другу.
    -Ты откуда знаешь наш язык, сынок? – немного обвыкнув, спросил он. - Пока я стоял, несколько машин останавливались, но никто понять меня не мог, даже казахи.
    -Я родился в Казахстане аксакал, здесь похоронены мои родители, а как говорят старые люди - где покоятся твои предки, там и родина. А на людей вы не обижайтесь, время такое было, не всех, как меня, с детства друзья - казахи языку учили. Ничего, со временем наверстают.
    -Наверное, ты прав сынок, - ответил аксакал и замолчал.
    Погрузившись в раздумье, он что-то сердито бормотал про себя, лицо его выражало то крайнюю решимость, то печаль.
    -У вас что-то случилось аксакал, может, я смогу чем-нибудь помочь? – спросил я его.
    Он тяжело вздохнул и, посмотрев на меня скорбным взглядом, горестно покачал головой.
    -Никогда бы не подумал, сынок, что на старости лет мне придется обращаться к прокурору, но в моем положении больше ничего не остается, да и добрые люди посоветовали. Я вижу, ты человек хороший, грамотный, расскажу тебе, что с нами приключилось, может и ты что-то присоветуешь.
    Я молча кивнул и прикрыл окошко, чтобы уменьшить уличный шум.
    -Горе у меня стряслось сынок, горе какого и не ждали, - начал он свое повествование:- Раньше, при советской власти, я и жена работали в колхозе. Я почетным животноводом был, даже орден имею. Уважали меня, все время в президиум на собраниях приглашали, а как распался колхоз, досталось мне при дележке немного скота, и стали мы жить на отгоне, километрах в пяти от села, на бывшей колхозной базе, или хуторе, чтобы тебе понятнее было.
    Семья у нас, по казахским меркам небольшая: старуха моя, сын да внучка. Жена долго не могла родить, а как появился сын, радости не было предела. Потом он вырос и привел в дом сноху, хорошая была женщина трудолюбивая и сына моего любила, да вот, умерла недавно, доктора сказали, какая-то врожденная болезнь сердца у нее была, - старик достал платок, вытер набежавшие слезы, повздыхал и продолжил: - Только беда не приходит в одиночку, примерно месяц назад поехала внучка в село в магазин за хлебом и пропала.
    -На машине? - наивно спросил я.
    -Какая машина, села на велосипед да поехала, а по нашему бездорожью так и быстрее будет, она у нас девочка умная и самостоятельная, к тому же, там ее все знают.
    Сын первый почувствовал недоброе, оседлал лошадь и поскакал в село. Продавцы ему говорят: «Да, была, купила хлеб и сразу уехала». Стал он спрашивать людей - одного, другого и нашел женщину, которая видела, как недалеко от магазина к ней парни на иномарке приставали. Она и машину описала. Село не очень большое, скоро он натолкнулся на брошенный велосипед и сумку с хлебом, а потом пацаны подсказали, куда они поехали.
    Покружив немного по окрестностям, он нашел их на берегу озера. Пирушка была в самом разгаре. На шампурах жарилось мясо, наверное, тоже краденное, у воды был раскинут дастархан, на нем водка, закуска, а поодаль, в кустах, на каком-то грязном одеяле, в разорванном платье, избитая, плакала моя внучка. Не пожалели отморозки девочку.
    Сын мой как увидел эту картину, спрыгнул с лошади и бросился к дочке, а те над ним еще и потешаться стали. Внутри у него все закипело, да и какой бы отец такое выдержал, ну и кинулся он на них с кулаками, один против троих. Жестоко дрались, говорят, весь берег в крови был, но он у меня сильный, с детства никому спуску не давал, и хотя они тоже крепкие ребята были, здорово их побил, все в больницу попали. Люди говорят, что моя внучка не первая кого они обидели, да вступиться было некому. Вот, значит, они за все и поплатились.
    -Молодец он у вас, настоящий мужчина! – не выдержав, воскликнул я.
    -Да… все бы ничего, только один из них умер в больнице, и родственники у него оказались непростые.., – старик немного помолчал.- Как насиловать втроем девочку, здоров был, а как ответ держать перед мужчиной да драться, слабаком оказался.
    Сына моего тут же арестовали, скоро суд будет, и остались мы одни – старые да малые. Последнюю нашу опору на старости лет забрали. Старуха моя лет на десять постарела, столько горя пережила за последнее время. Внучка до сих пор в себя придти не может, из дома только на могилу матери ходит, плачет, жалуется на судьбу.., я слышал.
    Он снова замолчал, потом уже просто рукавом вытер слезы и спросил:
    -Как ты считаешь, если я все это главному прокурору расскажу, отпустят сына? Пожалеют наши седины? Ведь без него нам просто не выжить.
    Опустив окно, чтобы не было слышно, как дрожит мой голос, и ободряюще похлопав его по шершавой руке, я сказал:
    -Конечно, аксакал, выслушает и поймет, не из камня же его сердце, а если что-то по закону не сложится и он не сможет ничего сделать, пишите прямо президенту, президент имеет право на помилование, чтобы помочь таким, как вы.
    И хотя я уверенным тоном говорил эти слова, в глубине души было сомнение.
    Вскоре показалось здание прокуратуры.
    -Вот мы и приехали, - сказал я, останавливаясь напротив.
    -Спасибо тебе, сынок за то, что довез, выслушал и совет дал. Мне даже как-то легче стало. Говорят люди, что нет справедливости, а я вот, думаю, они ошибаются. Для чего тогда мы с женой жили, чтобы лить на старости лет слезы? И зачем тогда Бог дал нам сына и внучку, чтобы мы видели, как ломается их судьба и как они страдают по вине каких-то негодяев? Мне кажется, неправильно это, надо верить в справедливость и добиваться ее. Не помогут люди – поможет Бог!
    -Все верно вы говорите.
    -Еще раз спасибо тебе и сколько я должен?
    -Ничего не надо, аксакал. Удачи вам и здоровья.
    В следующий раз мы встретились с ним примерно через полгода, когда почти сошел снег, вовсю бежали ручьи, и теплые лучи солнца согревали первые ростки молодой травы, пробившейся на проталинах.
    Я работал в другой организации и больше не занимался извозом, и как-то оказавшись по делам в районе «Саяхата», вдруг заметил его. Он, а точнее, они, стояли почти на том же месте, где мы встретились и в первый раз. Я аккуратно перестроился в правый ряд, затормозил и распахнул дверцу машины. За прошедшее время он немного сдал, но глаза блестели по-молодому.
    -Аксакал, вы меня помните?
    Вглядевшись, он узнал и обрадовался.
    -Это ты, сынок? Не поверишь, я только что о тебе думал, а это вот красавица - моя внучка,- с гордостью представил он мне стройную черноглазую девушку, которая, застеснявшись, опустила голову и покраснела.
    -Вы куда-то собрались ехать?
    -Нам нужно добраться до колледжа,- с трудом выговорив иностранное слово, ответил старик.
    -Садитесь, я вас подвезу,- предложил я, восприняв это как отдушину в своих монотонных буднях.
    Они с удовольствием воспользовались приглашением.
    По дороге меня спрашивали об особенностях жизни в городе, о его проспектах, зданиях, памятниках, на которые во все глаза смотрела юная девушка. Мы общались как старые знакомые, и лишь одной темы старательно избегали – нехорошо будить неприятные воспоминания. Хотя подспудно, конечно же, мне интересно было знать, помогли ли люди, к которым он обращался, или как-то поменялись обстоятельства.
    Так, за разговорами, мы незаметно доехали до колледжа. Остановив машину, я открыл дверцу и помог им выйти. Прощаясь, старый человек чуть придержал мою руку и, взглянув на стоящую поодаль внучку, твердо произнес слова, которые невольно заставили задуматься:
    - БОГ И СПРАВЕДЛИВОСТЬ ЕСТЬ НА СВЕТЕ, ВЕРЬ!
    Категория: Самиздат | Добавил: belorus
    Просмотров: 388 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]