Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Наследие [58]
Биографии писателей
Наши современники [98]
Биографии писателей
Наши гости [3]
Литературная школа Алматы [2]
Наша библиотечка [37]
Соотечественники [81]
Виртуальный альманах. Черновик.
Журнал "Нива" [11]
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 295
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Файлы » Наши современники

    Сегодня правит язык доллара
    14.10.2010, 04:10
    Александра АЛЁХОВА
    На вопросы читателей на "прямой линии" отвечает известный казахстанский писатель и переводчик Герольд БЕЛЬГЕР

    Бакир БАЯХУНОВ, композитор, Алматы:
    По современному законодательству, творческие союзы не подчиняются никому. Например, Союз композиторов продал все рояли, отдал в аренду все помещения, офис переместился в бывшую кладовку, члены союза исключаются одним росчерком пера председателя. В СССР права членов союза защищались государством, а сейчас, увы, нет. Какой бы вы предложили выход из сложившейся ситуации?
    - Очень знакомы мне эти делишки с зарабатыванием денег на имуществе творческих союзов. Было время, когда я публично выступал в прессе о том, что время нашего Союза писателей безвозвратно ушло. Я говорил: не может современное творческое объединение жить с устаревшим содержанием по старым порядкам. Но и в те годы, когда ненужность Союза писателей была явной, на меня ополчились многие мои коллеги: дескать, не ты союз создал, не тебе его распускать. Согласен. Потом лет пять назад праздновали 70-летие союза писателей, на котором выступал Чингиз АЙТМАТОВ с совершенно отличной от моей точкой зрения. После его речи я свое мнение изменил, но до сих пор считаю - нужно пересмотреть деятельность Союза писателей. Сейчас в нем 755 членов! На небольшой Казахстан - и такое количество членов СП!
    Ко мне часто обращаются солидные люди с учеными степенями с просьбами дать рекомендацию для вступления в Союз писателей. И каждому я задаю один и тот же вопрос: "Что изменится в твоей судьбе, если ты станешь восьмисотым членом союза?" Отвечают одно и то же: "Надо". И вот я плавно перехожу к очень щепетильной теме нашей любви к подхалимажу. На днях писатель Мухтар ШАХАНОВ опубликовал в газете "Жас Алаш" свои воспоминания о Чингизе Айтматове, где привел вирши наших поэтов о лидере нации. Какие высокие словеса они поют, сравнивают президента с тенью Аллаха, с самим Аллахом, с пророком Ноем, Аденауэром, Черчиллем. Ну стыдно же читать! А ведь это народные писатели, которые без тени сомнения считают: подхалимаж - лучшее средство заработать место под солнцем - государственную премию или квартиру, на худой конец. Только вряд ли президенту все эти дворцовые оды необходимы. На мой взгляд, творческий человек должен быть независим, поэтому я несколько отошел от Союза писателей.

    Гульфариза, Астана:
    Я часто бываю в книжных магазинах, постоянно вижу новые "шедевры" малоизвестных или никому неизвестных казахских деятелей: мемуары, повести о проведенном юбилее, свадьбе дочери. Неужели это стало модной тенденцией? Как вы относитесь к такому самопиару?
    - Казахские авторы умудрились переплюнуть по производительности самого Пушкина. Но он прожил всего 37 лет, а наши доживают до 90 и успевают накопить такой багаж трудов, что и 20-томников маловато. В свое время я с ехидцей относился к безотходному производству наших писателей, но теперь и сам в какой-то степени заболел этой болезнью (смеется) - готовится 10-томник моих работ. Другое дело - издавать нужно не все, а проводить строгий отбор произведений, действительно достойных, к изданию. Хороший пример в свое время подал нам Габит МУСРЕПОВ. Я своими глазами видел, как он вручал свой трехтомник друзьям, заявив: "Больше ничего не ищите". А человек посвятил литературе 60 творческих лет жизни!
    Что до мемуаров, то этим заболели многие бывшие чиновники и домохозяйки. Даже мне за огромные деньги несколько раз предлагали написать чьи-то воспоминания. Я мог уже разбогатеть, если бы пошел по этому пути. Складывается впечатление, будто в Казахстане уже и простых людей не осталось - все какие-то выдающиеся, именитые, несравненные.
    В 1994-1995 годах я был депутатом Верховного Совета и очень благодарен президенту за то, что он нас разогнал. Иначе мои мозги пожелтели бы настолько, что я мог превратиться в заурядного чиновника. А я смог сохранить душу и остаться писателем.

    Бибигуль СУЛЕЙМЕНОВА, Кызылорда:
    Верите ли вы в то, что все казахстанцы когда-нибудь заговорят по-казахски? Применяете ли вы казахский язык в быту?
    - В семье я хорошо устроился: мои жена и дочь ни по-немецки, ни по-казахски не понимают, поэтому я могу с друзьями спокойно обсуждать любые темы (смеется). Что касается казахского языка, то я - давний и убежденный его поклонник. Это мощный, интересный, богатый язык, который мы, увы, из года в год теряем, несмотря на все усилия власти. Мой друг Мухтар КУЛ-МУХАММЕД ( министр культуры РК. - А. А.) ставит перед собой задачу: через 10 лет 90 процентов населения должно заговорить по-казахски. Мед ему в уста! Но я не очень в это верю. Потому что сами казахи сплошь и рядом между собой говорят по-русски. Даже среди учащихся казахоязычной школы, что под моими окнами, я постоянно слышу русскую речь. А я мечтаю, чтобы в Казахстане говорили по-казахски, да так, чтобы возродилась та богатая культурная речь, которую я знаю с 1941 года. Но это нельзя заставить. Тем более представителей других наций, для которых казахский язык не родной. Чего мы хотим - топорной речи с русским произношением? Какой казахскому языку от этого прок? Я много пишу на казахском, перевожу, пропагандирую его развитие. Но к перспективе возрождения былого красивого языка с каждым годом отношусь все пессимистичнее: сейчас правит язык доллара, и простой казах это видит. Чтобы быть носителем языка, нужно на нем видеть сны. Я часто вижу сны на немецком и казахском, потому что вырос в казахском ауле, окончил казахскую среднюю школу. До третьего курса института я не использовал русский язык! Ну, а немецкий культивировался у нас дома, плюс я постоянно занимаюсь самообразованием.
    А знаете, почему я так страстно люблю казахский? Потому что в свое время депортированные в Казахстан и Сибирь российские немцы тоже пережили упадок национальной культуры. Нам же куда обиднее - мы, имея независимую родину, стремительно теряем то, что потеряли немцы, будучи изгнанниками. Ничто не может быть навязано административными мерами, должно быть только желание и стремление.
    Если кто-то ошибочно считает, что поголовное знание обществом родного языка - панацея от всех болячек общества, то ошибается. Кому вы доверитесь на операции: хирургу, не знающему языка, или языковеду, который скальпель в руках не держал? Думаю, выбор будет очевиден.

    Алмас ЕСИМБЕК, Алматы:
    Как вы относитесь к переходу казахского на латиницу?
    - Я - сторонник латиницы. Это, на мой взгляд, позволит объединить тюркские народы. Мои друзья-казахи как-то сказали: "Брось это! Ты хочешь, чтобы казахи опять стали безграмотными? Им же нужно опять лет десять, чтобы выучить собственный язык! Ты лучше молчи". И ведь они правы. Я давно для себя решил - такие вопросы пусть решают сами казахи. А для меня что кириллица, что латиница - родные тетки. Хотя многих новизна пугает и раздражает. Кстати, зарубежные казахи во Франции, Германии, Дании и других европейских странах насмерть стоят за свой язык. Живя во Франции, Олжас СУЛЕЙМЕНОВ стал говорить по-казахски лучше, чем когда он жил здесь. Так что иногда я думаю: может, надо всех выслать за границу, чтобы научились языку? (Смеется). Потому что в родной среде каждый думает: а, язык - как верная жена: никуда не сбежит, выучу рано или поздно. Черта с два! Не получится! Упусти шанс - и будет все труднее. Я лишен немецкой среды, но каждый вечер читаю библию на немецком, иногда вслух, я культивирую в себя немца. Точно так же должны поступать и казахи.

    Татьяна, вопрос с сайта газеты "Время":
    В советские времена в книжных магазинах был довольно большой выбор книг казахских писателей в переводе на русский язык. Мы их не только читали сами, но и дарили своим друзьям и родственникам по всему СССР. Тем самым, пусть немного, но содействовали распространению казахской литературы за пределы Казахстана. Сейчас я почти не встречаю в книжных магазинах переводных изданий современных казахских авторов. Почему?
    - Разница в том, что советские писатели мотались по всему миру на встречи в домах творчества, делились своими трудами. Мы имели представление о литературе в широком масштабе. Сейчас каждый писатель варится в собственном соку, Москва не слишком заинтересована в переводе на русский язык казахских писателей. Мы растеряли переводчиков, редакторов, даже корректоров. Наступил самый безграмотный период в литературе, деградация. Книги практически не переводят. Во-первых, не у всех на это есть деньги. Во-вторых, переводные книги пользуются меньшим спросом. Даже я, переводчик, ценю литературу в оригинале. Знаете почему? Потому что переводить стали так, что от первоначального авторского текста не остается ни слова. На днях в своих записках из цикла "Плетенье чепухи" я привел яркий тому пример. Всем знакомо стихотворение Гёте "Горные вершины спят во тьме ночной". Какой-то японец перевел его на японский, потом с японского китайцы перевели на китайский, французы - с китайского на французский. Пораженные немцы с французского перевели обратно на немецкий, и ничего гётевского в стихе не осталось.
    Во времена ГДР я был консультантом в одном из немецких изданий, куда рекомендовал для перевода многих казахских авторов. Их немцы читали с удовольствием. За последние же годы в Германии перевели только Олжаса Сулейменова, Абдижамила НУРПЕИСОВА и Мухтара Шаханова. Ну, и Бельгера. Налицо кризис переводческой литературы, жизни, общества, культуры, в конце концов. Это я подробно описал в своем романе "Разлад". А вы спрашиваете, почему казахов не переводят на русский. Кому оно надо-то?

    Роза, Алматы:
    Моя дочь учится во втором классе в казахской школе. Я сама в свое время закончила казахскую школу, но учебники, по которым учатся дети, - тихий ужас. Я не понимаю, что там написано - так напереводили.
    - Это больная тема. У меня есть конкретный пример: когда внук Абдижамила Нурпеисова пошел то ли во второй, то ли в третий класс, он спросил у деда: что это за слово - "агза"? Растерянный Нурпеисов позвонил мне, я сказал - это перевод на казахский язык слова "клетка" из биологии. Вот так вот, целый Нурпеисов не понял детский учебник, а вы говорите про второклассников! Веками казахи обходились без перевода чужеродных элементов, а сейчас это стало какой-то манией. В итоге заморочили детям (и не только им) голову искусственной, мертворожденной лексикой.

    Султан, вопрос с сайта газеты "Время":
    Как бороться с развившимся культом потребительства, накопительства и "крутизны", который охватил наше общество? Как возродить ценности казахского народа: институт семьи, бережное отношение к природе, взаимоуважение, почитание старших?
    - Через это надо пройти. Наш народ долгие годы был беден, ему нужно наесться досыта, нарядиться как следует. Давайте попробуем пережить этот культ, будем смотреть на него, как казахи говорят, одним глазом. Главное - при смене ценностей окончательно не потерять культуру, ведь она, по моему убеждению, первична. Будет культура - будет и все остальное, ибо бескультурье порождает вседозволенность и безнаказанность. Я, быть может, не по-рыночному рассуждаю, но когда мне было лет 50, я тоже испытывал вечную нехватку денег, мне хотелось что-то иметь любой ценой. А сейчас я хочу просто читать. Думаю, когда-нибудь мы переживем культ денег и вернемся к тем забытым казахским традициям, о которых вы говорите.

    Ербол, Алматинская область:
    Каково ваше отношение к переименованию Петропавловска в Кызылжар?
    - Я не имею ничего против ни Кызылжара, ни Петропавловска. Я жил в казахском ауле в тех краях, и мы, сколько себя помню, называли город Кызылжаром. Но дело не в том, как город называть, а в том, кому и зачем это нужно. Или мы уже все проблемы в обществе решили, что за города взялись? В таких вопросах не стоит торопиться. Спешка - шайтаново дело.

    Руслан АХМЕТОВ, Астана:
    Как вы относитесь к современной российской и казахской литературе?
    - В России популярна коммерческая литература, которую я терпеть не могу, это не искусство. Наши авторы, слава богу, таким подобием творчества пока еще не увлекаются, но зато ударились в другую крайность - историю. Я уже около 50 книг о Чингисхане прочел, и все по-разному интерпретируют историю. Вот сейчас Мухтар МАГАУИН пишет очередную книгу о Чингисхане, где хочет доказать, что он был казахом. О том, что казахская интеллигенция чересчур увлеклась доказыванием, что все выдающиеся личности и их заслуги имеют исключительно казахские корни, я говорю постоянно. Еще в 80-е годы один сухой старичок - доцент-математик из ЖенПи, с которым мы прогуливались у памятника Чокану ВАЛИХАНОВУ, заявил мне: Наполеон тоже был казахом. Он пришел к такому выводу по ряду причин: Наполеон родился на острове Карсак (интерпретированная на казахский лад Корсика), был низкорослым и кривоногим, хорошо сидел на коне и не жаловал русских. Ну что за чепуха? А ведь таких примеров - куча. Даже мою фамилию некоторые казахские писатели считают казахской по этимологии, а Шымкент - пупом земли. Всё это выглядит смешно. Но лучше высмеять собственные недостатки самим, чем это сделают за нас.

    Александра АЛЁХОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы
    http://www.time.kz/index.php?newsid=18269
    Категория: Наши современники | Добавил: Людмила | Теги: Герольд Бельгер
    Просмотров: 519 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]