Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Проза [0]
Поэзия [0]
Эссе, критика [1]
Новые материалв
[05.03.2007][Проза]
Вовка (2)
[05.03.2007][Проза]
Тайна старинного портрета (0)
[05.03.2007][Проза]
Моя вторая половинка. (1)
[05.03.2007][Проза]
Индикатор любви (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Дешифратор сигналов (0)
[23.03.2007][Дайджест прессы. Россия.]
ГОГОЛЬ, УКРАИНА И РОССИЯ (0)
[23.03.2007][Проза]
НЕ О ЛЮБВИ (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Продолжение следует... (0)
[04.04.2007][Дайджест прессы. Казахстан.]
Карнавал в вихре красок (1)
[05.04.2007][Проза]
Мечтатель (0)
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 306
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Наше творчество » Эссе, критика

    Два Виктора в русской литературе Казахстана

    Асия Турашкызы, писатель

    В восьмидесятые-девяностые годы ХХ века и двухтысячные ХХ1 века в культурном пространстве Казахстана два русских писателя, Виктор Владимирович Мосолов и Виктор Владимирович Бадиков, играли заметную роль. Своим высоким духовным содержанием личности, воплощенном в творчестве и практической деятельности, они оказывали существенное влияние на творческую атмосферу не только Алматы, но и всего Казахстана.

    Сегодня, вспоминая литературное творчество этих замечательных людей, хочется в своем небольшом эссе, отразить особенности их мировидения, неповторимые черты их творчества.

    Виктор Мосолов по профессии ученый-зоолог. Он объездил весь Казахстан в процессе изучения животного мира Казахстана. Виктор Владимирович всегда говорил, что чувствует себя наиболее счастливым, когда находится наедине с природой. Мир природы ближе ему, чем мир человека с его бесконечными противоречиями и раздвоенностью. Горы, леса степи и пустыни вселяют в него покой и гармонию. Наблюдает, дышит, а затем сливается с этой благословенной тишиной и красотой. Он ощущает свою духовную близость с миром животных. Они для него такие же живые, полнокровные существа, как и он сам. В своих рабочих поездках он постиг красоту разнообразной природы Казахстана - красоту лесов, полей, степей, гор и пустынь. И кто знает, может, в эти минуты единения, близости и родства с природой родились его чудесные маленькие рассказы о жизни животного мира, о растениях и деревьях. С какой любовью он описывает жизнь змей, ящериц, тушканчиков, волков, медведей. Ведь животные наши братья. Они наделены зрением, обонянием, эмоциональностью, разумом, позволяющим выжить в тяжелых условиях. В издательстве «Балауса» в 1996 году вышла книга «Кто живет в пустыне?» с фотографиями автора. Книгу предваряет небольшое вступление писателя, в котором он пишет, что раньше боялся пустыни – безводье, а среди песков живут ядовитые змеи и пауки. Но познакомившись ближе с ней, он узнал и полюбил ее: «В пустыне все так естественно. Медленно течет здесь время, неторопливо живут ее обитатели. Кажется, что даже деревья, кустарники и трава пустыни стоят, задумавшись о чем-то. Так легко здесь дышится и думается, будто сам становишься частицей большой и грустной пустыни». И в текстах этих рассказов, и в профессиональных художественных фотографиях раскрывается жизнь животных. Их борьба за выживание, их смелость и находчивость, и их хитроумные приемы защиты от хищников. В рассказе «Заморозок» писатель рассказывает, как по заданию института, он с коллегой отправился на ловлю змей. Отловили, сложили в ящики, а наутро ударил мороз, и змеи закоченели и перестали двигаться. Чтобы спасти их, они засунули их себе под куртки. Вскоре змеи отогрелись и зашевелились. Несмотря на то, что змеи были ядовитыми, ученые не побоялись согреть их своими телами. И этот, казалось бы, обыденный случай приобретает символически обобщенное значение. Человек и мир природы неотделимы друг от друга. Они родственны. И потому нужно бережно к нему относиться, а не расхищать и уничтожать его. Рассказ проникнут искренним, глубоким гуманизмом. Воплощенный в простом, ясном, но вместе с тем образном и поэтичном языке, он трогает нас до глубины души. Он еще раз напоминает о законе взаимозависимости и всеобщего равенства, который незримо царит на Земле. В традициях великой русской литературы всегда было бережное отношение к миру животных. «Холстомер» Л.Толстого, «Каштанка» А.Чехова, есенинские стихи, в которых он пишет, «что никогда не бил братьев наших младших по голове» и другие произведения утверждают эту глубокую мысль.

    Эту же мысль почерпнет читатель из рассказа “Ак баур», напечатанный в «Литературной Алма-Ате». Какой пронзительной тоской и любовью веет от этого поэтичного повествования о горькой судьбе собаки. Писатель изумительно тонко передает мир животного и свою привязанность к нему. «Ак баур, ак баур», - тоскует автор-рассказчик о погибшем псе.

    Рассказ «Песчаная акация», которая то утопает в барханах, то стоит оголенная, ветры, дожди не могут ее погубить. Она мужественно сражается за свою жизнь. Застывшие стрекозы вечером светятся огоньками, а на утреннем солнце начинают сверкать, как алмазы. Писатель не устает наблюдать за жизнью природы. Рассветы и закаты в степи и пустыне, тихая, а подчас и шумная жизнь животных, насекомых и птиц в ореоле его зрения. Трясогузки, бакланы, синицы, ящерицы, вараны, каракурты, шакалы и медведи - все находится под пристальным взглядом писателя-натуралиста. Но это не простое описание их жизни, в каждом небольшом повествовании всегда содержится емкая мысль: животные – такие же живые существа, как и люди, и их надо понимать и любить.

    У писателя простой, ясный, точный и образный язык. Это природный дар – уметь с помощью всего нескольких слов создать художественный образ. Мы читаем - «теплые глинистые берега» и воочию видим эти казахстанские реки, бегущие по степи и обрамленные в некоторых местах именно вот такими берегами. В рассказе «Крылатые тени» этот образ повторяется по-новому: «Среди деревьев течет река в желтом обрывистом русле». А вдоль берегов заросли тамариска, таволги, джиды. Читатель невольно узнает в этих пейзажных набросках родные, знакомые до боли пейзажи Казахстана.

    Автор не ищет специальных образов для выражения своих впечатлений. Они сами рождаются в процессе написания рассказа, в процессе вживания в жизнь своих персонажей. В рассказе «Найя» фраза: «Змея лианой, извиваясь, поплыла по реке», - создает образ гибкой, подвижной и пластичной рептилии. В рассказе «Заморозок» вновь появляется образ змеи: «И вот под кустом с рубиновыми ягодами костяники промелькнула маленькая блестящая головка с раздвоенным язычком. Скользит долгое стальное тело с черным зигзагом по всей длине упруго извилистой спины».

    Афористичны и в то же время просты, кратки фразы о сути жизни, о сущности человека и явлений жизни. Они воссоздают перед нами образ человека думающего, глубоко размышляющего о смысле жизни человека, о смысле всего живого в природе: «Когда мы любуемся цветами или красивым закатом, или купаемся в теплом море, кажется, что природа создана для того, чтобы радовать и ласкать человека. Но природа одинаково добра и жестока для всего, что живет на земле, никого она не спасает и никому не мстит. Каждое существо выживает как может и умирает, когда не остается сил жить», - пишет он в рассказе «Медведь». В нем он повествует, как спасся от медведя, взобравшись на высокое дерево. В мире есть и добро, и зло. Придет момент – и человек, и животное уйдут из жизни – так устроена природа. Выжить в ней поможет ему только собственная воля, находчивость, труд и разум.

    После рассказов о природе писатель берется за историческую тему. Роман «Зов степи» повествует о событиях в казахской степи в Х1Х веке. Впечатляет вступление, взволнованное и искреннее. Автор находит рукопись Вощанова в старинной крепости в городе Шевченко. Она погружает его в далекие дни исторического прошлого Казахстана. В ней упоминается ученый-путешественник Карелин Г.С. Далее, опираясь на историческую литературу, писатель пытается воссоздать и картины исторического прошлого киргиз-кайсаков. Но тут автора ждут большие трудности: писателю, даже и обладающему большим даром воображения, трудно представить и передать быт и нравы тех людей, которые исторически удалены от него. С этой задачей справился А.Толстой в романе «Петр первый». Тем не менее обращение к истории Казахстана вызывает глубокое уважение к автору романа.

    Более удачным оказался роман на современную тему «Черная роза», опубликованный в журнале «Простор» в 2000 году / № 1/.

    Перед нами раскрывается сложный внутренний мир мыслящего, тонко чувствующего человека. Его мысли о современном мире, его рассуждения о рыночном времени, судьбах людей, брошенных в рыночную стихию скоротечной прибыли, в «денежное» существование. Его мысли и рассуждения поражают своей открытостью и искренностью. Его душа словно распахнута. Он огорчен теми переменами в обществе, которые одних привели к богатству, а других к существованию на грани выживания.

    Автор ставит глубокие проблемы – насколько может быть человек лоялен к государству, если оно обрекает его на нищенское существование / 90-е годы/. Где граница морали, его честности, когда человек обречен на выживание? Автор раскрывает противоречие между законами, создаваемыми государством и неспособностью человека обеспечить себя минимальным, для того чтобы нормально существовать. Эта повесть – приговор собственническому аморальному миру, в котором юные девушки вынуждены стать содержанками, торговками и прочее. Миру, в котором властвуют рэкетиры, унижающие достоинство честных тружеников.. В мире рыночной экономики, подвластной прибыли в виде бумажных денег и золота, только любовь, как истинная ценность, спасает человека. Любовь пожилого русского мужчины и юной девушки-казашки. Он – покровитель и защитник, спаситель ее чести и достоинства. Приютил, обул, одел, вложил средства в ее музыкальное образование, И, как порядочный человек, отпустил, предоставил ей свободу выбора. Особенно ярко и впечатляюще выписана сцена в поезде. Герой, он писатель и в прошлом боксер, не побоявшись рэкетира, нагло претендующего на его спутницу-подругу, смело вступает с ним в бой и сбрасывает с поезда. Не поступи он так, сам бы оказался на насыпи с размозженной головой.

    «Я обязан был бить насмерть. Инстинкт выполнил свою функцию, сработал на самосохранение. О милосердии забываешь, когда идет биологическая борьба за жизнь», - восклицает автор, он же главный персонаж повести.

    Автобиографический герой предельно искренен в своих чувствах и мыслях. Он не стесняется открыть своих сомнений, страха перед опасностями, страха перед этим наглым рэкетиром. Но он преодолевает свои страхи – ведь на карту поставлена жизнь. «Бороться, искать, найти и не сдаваться», строка из стихотворения А.Тениссона, ставшая девизом не только повести «Два капитана», но и всего советского народа - была и жизненным кредо писателя Виктора Мосолова.

    Сколько бы интересных, творческих удач ожидало талантливого, ищущего писателя, если бы не неожиданная, скоротечная смерть в первый день весны 2012 года. Она явилась подтверждением когда-то изреченных им печальных строк: «Каждое существо выживает как может и умирает, когда не остается сил жить».

    Виктор Владимирович Бадиков

    Виктор Владимирович Бадиков известен в Казахстане, как ученый-литературовед, преподаватель, критик и писатель. Виктор Владимирович обладал широкой эрудицией, глубоким знанием литературного процесса, тонким проницательным умом. И был при этом очень скромным, добрым и отзывчивым человеком.

    Его педагогическая и научная деятельность не раз освещалась в научных изданиях, так и в СМИ. Студенты любили лекции своего профессора, а аспиранты считали честью, когда Виктор Владимирович руководил их научными работами. Виктор Владимирович является автором учебников по русской литературе для старших классов средней школы. А писатели Казахстана, как казахи, пишущие на казахском, так и казахи, пишущие на русском, благодарны ему за те рецензии и отзывы, которые он посвятил их творчеству. В их числе Д.Исабеков, Д,Досжан, Г.Бельгер и другие. Особое внимание Виктор Владимирович уделял русскоязычным авторам. Он считал, что они пропагандируют казахскую культуру в мире посредством русского языка. Всем известны статьи В.Бадикова об М.Ауэзове, О. Сулейменове, Б. Канапьянова, Б.Каирбекове и других. В.Бадиков был одним из первых, кто подметил феномен маргинальной литературы – жизнь казахской культуры на другом языке, т.е. ее инобытие, обогащенное скрещением двух культур. Здесь можно сказать, что он продолжил традиции своих предшественников, вложивших немалый вклад в развитие культуры Казахстана – Г.Потанина, А.Затаевича, З.Кедриной, Н. Ровенского и других. Культура, рождающаяся на стыке двух культур, а именно евразийство /Л.Гумилев/, продолжает жить и развиваться, несмотря на современные тенденции заключить ее развитие в рамки моногосударства, мононации. Саморазвитие и самоорганизация культуры – естественный и плодотворный процесс.

    В чем же был талант В.Бадикова, как критика? Он умел тонко проникнуть в замысел писателя, выделить в творчестве авторов их индивидуальные, неповторимые черты и выразить их в точных, емких словах. Может ли быть критика эмоциональной как художественное произведение? Может, ли она задевает самые тонкие струны души? Вспоминая статьи В.Белинского, Л.Выготского можно сказать, да. Стиль В.Бадикова в статьях об авторах то строгий, сухой, научный, то неожиданно прорвется тонкой лирической нотой. В творчестве. Н.Черновой он подметил тесную связь ее поэзии с казахской культурой. Здесь и «белая юрта, кочующая по степи белой птицей», и «тонкий профиль молодой газели в домбре, что чутко замерла» и «горы в чалмах, покоящие на груди своей облака». Л. Шашкову все знали, как прекрасного журналиста и публициста, а В.Бадиков раскрыл перед нами все обаяние ее прекрасной музыкальной поэзии, сочетающей белорусские и русские образы. В поэзии Р.Ахтямовой он выделил ее романсовую основу. Стихи эти, действительно позже зазвучали в прекрасном музыкальном сопровождении. А вот какие проникновенные слова он нашел для писательницы, Асии Турашкызы: « Трепетная лирико-философская рефлексия на всегда неожиданные человеческие характеры и типы, а также случаи жизни, на сферу прекрасного в искусстве и природе / о книге «Друг – это другой я»/. «Эта женщина, героиня писательницы / из повести «Мелодия разлуки»/ вызывает у читателя не просто житейский интерес, а глубочайшее волнение, сочувствие и сопонимание».

    Эти статьи о женщинах-писателях свидетельствуют о необычайной тонкости и глубине духовного мира критика. Мировосприятие, близкое к женскому восприятию мира, подмечающее все нюансы, все тонкости окружающего мира, отражающее его ярко и полнокровно, было свойственно всем великим творцам искусства – художникам, композиторам, поэтам.

    Научная работы, кандидатская и докторская диссертация, тоже вызвали большой интерес в научном мире. Название докторской диссертации звучит так: «Авторское сознание и социальный заказ /запрещенная советская литература 20-х годов/». Традиционную проблему «художник и власть и историческая эпоха» В.Бадиков предлагает рассматривать по-новому: как сложное взаимодействие авторского сознания, выраженного в его миросозерцании, и социального заказа. А социальный заказ понимается двояко: и как веление исторической эпохи и как идеологический заказ партии большевиков, пришедших к власти. «В революционные эпохи политика приходит в наиболее ощутимое соприкосновение с культурой и искусством», - отмечает В.Бадиков. Миссию духовной совестливости и свободы выполняла в переломные исторические моменты творческая интеллигенция. Ведущую роль играли писатели, явно или неявно отвергнувшие компромисс с Советской властью».

    «В.Бадиков в своей монографии всесторонне изучает проблему творческой самостоятельности, идейной независимости – той творческой неподкупности, благодаря которой голос художника становится эхом социального заказа истории, а не власти /Пушкин/», - пишет ученый-литературовед С.Ананьева.

    В работе выделяются проблемы: Авторское сознание, его мировидение, социальный заказ партии на воспевание революции и социализма.

    Рассматриваются запрещенные произведения: «Красное дерево» Б.Пильняка, «Чевенгур» А.Платонова, «Собачье сердце» и «Дни Турбинных» М.Булгакова, роман «Мы» Е.Замятина. И они классифицируются автором, как наиболее верные и точные картины тех тревожных дней.

    Я вижу эту проблему иначе. Писатель – человек, тонко чувствующий время, почву под собой. Он /как и все искусство, как и религия/ создает идеал истины, добра и красоты. Видя в жизни зло, уродство, отклонение от моральных норм, он, естественно, старается изобразить это в своем творчестве. В этом его свобода – смело показать жизнь и стать ее судьей. Писатель всегда в оппозиции к злому, темному, тому, что не способствует жизни. Это так. Действительно, эти писатели отразили некоторые негативные стороны революции – жестокость, насилие, некоторую бюрократизацию власти /швондеры, шариковы/, т.е. черты казарменного коммунизма, которые действительно имели место на первых этапах строительства социализма. И которые впоследствии были изжиты /60-80 годы/. Но показывать рабочий класс, как кучку пьяных, истовых людей, сидящих в кочегарке, как в романе Б.Пильняка или в романе А.Платонова – «прочие – голые по пояс с безумным взглядом, понимающие коммунизм – все равны и все имеют право, ничего не делают, природа сама все даст, едят траву и живут в общих комнатах» – это чистейшей воды карикатура на пролетариат. Истоки этого представления из стихийных мужицких наивных представлений о царстве справедливости, равенства и свободы, которых не был чужд и сам писатель. Если бы рабочий класс был действительно таким, никогда бы революция не победила, никогда бы рабочие и крестьяне не освободились от вековой эксплуатации их труда. Веками униженный, эксплуатируемый / «подлый», по выражению Екатерины П/ народ вдруг осознал себя хозяином жизни, равноправным членом общества. В революции простой человек «распрямился», он понял что имеет право на человеческое достоинство, на справедливость, на свободный труд, на землю, на свободу. Эти идеи подняли миллионы рабочих, крестьян, мелких ремесленников на борьбу с Белой гвардией, которая защищала царя, помещиков, религиозных служителей. Это был невиданный в истории человечества моральный подъем угнетенного порабощенного народа, народа, получившего равные права во всех ипостасях человеческой жизни – социальной, имущественной, расовой. Народа, который наконец-то получил доступ к бесплатному образованию, бесплатной медицине и прочим социальным благам социализма. Появилось новое отношение к труду. Не труд на собственника ради выживания, а радостный осознанный труд в коллективе – труд для себя, труд на благо социалистического общества, на благо Родины. И народ, охваченный социалистической идеей, победил и Белую гвардию, и иностранных интервентов. Небывалый трудовой подъем охватил массы. / Наиболее ярко он воплощен в сюите Г.Свиридова к фильму «Время, вперед!» по повести В.Катаева/. В течение первых двух пятилеток были построены по всей стране электростанции /Днепрогэс, Волховстрой/, Беломоро-Балтийский канал, Турксиб, многочисленные заводы и фабрики. В результате этого самоотверженного труда создано мощное социалистическое государство, сумевшее противостоять как германскому империализму, так и всему капиталистическому миру. Эта запрещенная советская литература отрицает великие книги революции «Как закалялась «сталь» / Героическая симфония Л.Бетховена/, «Железный поток», «Педагогическую поэму» /1 концерт Чайковского/. И творчество великих советских писателей: М.Горького, М.Шолохова, К.Федина, Л.Леонова, М.Шагинян и других. И даже сами эти авторы запрещенных произведений осознавали величие революции, необыкновенный подъем и движение масс. Б.Пильняк написал роман «Пробужденный край», воспевающий строительство Турксиба / кочевники-скотоводы овладевали техникой, становились железнодорожными мастерами. А. Платонов написал цикл рассказов о «выпрямлении» человека в революции / «На заре туманной юности» и другие/. Разве можно сказать, что они писали по заказу партии? Нет, они писали по заказу своей совести, по заказу своего времени, по заказу истории. Задача художника и критика объективно отражать жизнь, показывать ее положительные и отрицательные стороны. Истина и объективность – непреложные моменты настоящего искусства. Художник всегда должен иметь свою концепцию произведения, обоснованную объективным видением мира. И эта концепция должна содержать в себе гуманистические мотивы. Идеи социализма - равенство и братство людей – совсем не противоречат вековым чаяниям людей о прекрасной земле. Они сдержат в себе в себе все те идеалы, которые лелеяло в себе человечество с момента своего возникновения на земле. В процессе построения социализма в ССР было допущено немало и ошибок. Увы, человечество так создано, что его история не может развиваться бескровно и бесконфликтно. И встать над схваткой, как это предлагает М.Волошин - «в революции быть человеком, а не гражданином», то есть быть приверженным абстрактным гуманистическим идеалам невозможно. М.Булгаков, осуждая и белых, и красных в своих романах, утверждая, что «каждый за всех и во всем виноват» так же пропагандирует абстрактные идеалы, оторванные от практической жизни. Что касается романа Е.Замятина, он малохудожественный. Превращать людей в машины? В первые годы революции людей опьяняла машина, ее возможности, ее значение в прогрессе. И многие стихи тех лет начинались со слова «мы». Но роман - просто отвлеченная фантазия, не имеющая под собой почву и каким образом он повлиял на Д.Оруэлла, непонятно. Сам он никогда не был в СССР, и его роман «1984» больше навеян миром капитала, в котором он жил и хорошо знал.

    Отрицательно относясь к советскому прошлому, судя по диссертации, В.Бадиков не приветствовал и рыночный строй, называя его «бандитским капитализмом». Он писал в своих статьях: «Рыночный циничный меркантилизм раскалывает как мужскую, так и женскую душу». Как тонкий, думающий человек, как человек здоровой нравственной основы, наблюдая усиливающее духовное оскудение людей, растущую коррупцию в обществе, мне думается, он бы пересмотрел свои взгляды на историческое прошлое нашей страны.

    И третья ипостась творчества В.Бадикова – его художественная проза и поэзия.

    Прозе Бадикова свойственен великолепный русский язык, психологизм в изображении своих персонажей. Но в то же время этим текстам недостает искренности и эмоциональности, глубокого проникновения в мир героев, свойственное великим творениям. Недостаточно разработана и художественная, образная структура рассказов, что делает простое, казалось бы, на первый взгляд, произведение подлинным шедевром слова, вызывающим смятение чувств, восторг и глубокие размышления над жизнью. А именно – в недостаточном, а иногда и полном отсутствии ярких художественных деталей. Так, в рассказе «Забока» мысль автора понятна читателю. Хрупкий лед на реке, камнепад, опасности, вызванные волнением во время поездки в горы, перекликаются с чувством и волнением, вызванном близостью любимого человека. Но не достает красок и эмоций в пережитой опасности, в описании тонкого любовного чувства. Более удачен рассказ «Кырмызым» - о влюбленности юной девушки-казашки в своего преподавателя и о ее драме, связанной со здоровьем. Это повествование можно было углубить описанием первого любовного чувства девушки, переливов ее настроений и трагическим осмыслением своей физической неполноценности.

    В повести «Ищу тебя» автор через много лет ищет свою первую любовь и вспоминает свою юность. Автору удается передать то огромное психическое и нервное напряжение в котором он пребывает, когда ищет в далеком городе юности свою первую любовь. Но опять не раскрывается, почему он полюбил Н.Троицкую. В чем был аромат ее личности. Не раскрывается и почему он с ней расстался и почему связал жизнь с другой женщиной, которую почему называет «мадам». Впечатляет только стихотворение обо всей этой истории, завершающее рассказ «Эхо любви», который, собственно и был первоосновой повести «Ищу тебя»:

    Я совершил повторный хадж,

    Как в Мекку, в этот город.

    И понял: он давно не наш.

    И я здесь никому не дорог.

     

    И с горьким ужасом узнал,

    Друзей покойных «выкликая тени»,

    Что сын отца из памяти изгнал

    И дочь для матери не выкроит мгновенья.

     

    Что никакого дела нет

    Сестре до брата, пусть и неродного,

    И у живых свидетелей тех лет

    Не выпросишь ни памяти, ни слова.

     

    Что обещанья их пусты,

    Слова - подменного значенья

    И что посмертно даже ты

    Заключена здесь в немоту забвенья.

     

    Но вопреки всей черствости людской,

    Угрюмой, косной и несметной

    Открылся мне могильный

    Памятник простой,

    И просиял на нем твой лик бессмертный!

     

    Чувствую недосказанность, недовоплощенность своих прозаиечских произведений, В.Бадиков подарил свою книгу «Эхо жизни» В.В.Мосолову с надписью: «Мастеру от подмастерья».

    Как человек, неустанно работающий словом, несомненно, обладающий тонким поэтическим даром, о чем свидетельствует не только это стихотворение, но другие, опубликованные в сборнике «Есть беспокойство…», он доработал бы и усовершенствовал и свои повести и рассказы. Но этому не дано было случиться. Он трагически погиб в 2008 году в автокатастрофе, находясь в творческой командировке в городе Актау.

    Категория: Эссе, критика | Добавил: Людмила (14.09.2018)
    Просмотров: 8 | Теги: Асия Турашкызы, Виктор Мосолов, Виктор Бадиков | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]