Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
История и современность [4]
КРИТИКА, ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ, ИСКУССТВО [2]
ЮБИЛЕИ [2]
ПЕРЕВОДЫ [4]
ПРОЗА [0]
ПОЭЗИЯ [1]
ОТКРЫТАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ШКОЛА АЛМАТЫ [0]
НОВЫЕ ГОЛОСА [0]
ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ ГОРОДА [0]
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАРОДИИ [0]
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 295
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата"- 2016 » ПЕРЕВОДЫ

    Магжан Жумабаев

    Магжан Жумабаев - замечательный казахский поэт, публицист, один из основателей новой казахской литературы. Родился 25 июня 1893 года в уро­чище Сасыккуль Сарыайгырской волости Петропавловского уезда. Умер 19 марта 1938 года в Алма-Ате.

    Автор поэм «Батыр Баян», «Коркыт», «На круче Окжетпеса», поэтиче­ского сборника «Шолпан», цикла стихов о Туркестане, статей об Акан-Сери, Бухар-жырау, Аубакире Диваеве и др. произведений.

    ***

    О, коварная жизнь! Очарованный мир! Вы жестоко меня обманули

    Истощенное тело, остывшую кровь, как оплаченный долг, мне вернули.

    Сколько сил положил я за гнусную ложь! Сколько вынес гонений и зла!

    А плоды моих горьких, безумных трудов чья-то подлая воля сожгла!

    Мир, в котором я жил, был приветлив и мил. Почему ж изменился он вдруг?

    Я сраженный бедою, не вижу вокруг никого, кто был раньше мне друг!

    Жизнь! Меня ты заставила серной скакать и под пулю меня подвела.

    Лижешь кровь, гложешь кости, терзаешь мне плоть, жилы полностью порвала.

    Эх, бесчестная доля без светлой мечты! Ты была – окаянный обман.

    Все надежды на милость разбила ты, мозг окутал белесый туман.

    Вижу: алчная страшная бабища-смерть растопырила лапы и ждет.

    Как уставший от горькой печали мой дух к ней добычей желанной плывет.

    Злая Жизнь! Ты добилась успеха сполна: я обманут, растерян, сражен!

    И за мной ты охотилась вовсе не зря: я безумием заворожен!

    Жизнь-злодейка! В тисках ты сдавила меня. Видно в радость тебе мой плач?

    Горя выпало мне за три века с лихвой. И напился же крови палач!

    Я, как отданный в жертву несчастный козел, отлучен и давно обречен.

    И в колодец, что сверху рогожей накрыт, на постыдную смерть завлечен.

    О, загадочный Мир! Переменчивый Мир! Сколько красок, оттенков в тебе!

    Клялся я: «Не поддамся!» Но чары твои – злая сеть в моей жалкой судьбе!

    Как я был очарован твоей красотой! Для тебя я забыл обо всем:

    Все святое к твоим положил я ногам и споткнулся с позорным концом!

    Что взамен от тебя получил я, скажи? Я друзей своих отдал врагу

    И страдаю от дум, от мучительных ран, что пылают в горячем мозгу!

    Бессердечный, унылый, нерадостный мир! Что на горе меня обрек:

    Как ты ловко завлек, обманул, раздавил и в бараний согнул меня рог!

    Вот стою я – преступник, укравший казну. Я с поличным на месте взят!

    Я в железные цепи закован, забит от макушки до самых пят!

    Я – преступник, грабитель, разбойник лихой, наконец-то изловленный зверь.

    Нет прощения мне от людей властей: вне закона мне рыскать теперь!

    Эй, продажный, неверный обманщик – мир! Как лисица вильнул хвостом.

    Я в темнице исчах, обескровел, я стал городским побирушкой-псом!

    Я подняться хотел высоко-высоко, в вольном небе себя обрести!

    Но внезапно на голые камни упал: «О, Аллах! Мою дерзость прости!»

    Мне могила давно уж готова в степи, и над ней только небо грустит.

    Я всегда уходил от проклятой беды, твердо веря;

    «Господь мне простит!»

    Голова человека – лишь мяч для игры, а игрой забавляется Бог.

    Вот стать довелось игрушкой в игре! Я шокпара вкусил сколько смог!

    Я метался, молил, уклонялся, терпел все удары! А толку на грош!

    Не дождался от Бога я милости. Он раздавил меня, будто бы вошь!

    И на доски Судьбы занесенный завет исполнения скорого ждет:

    На указанном месте, в указанный час, за грехи воздаянье придет!

    Чем же лучше других моя голова? Чем же лучше я прочих людей?

    Я не первый, кого превратила в шокпар неподкупная строгость судей!

    Где найдешь ты слова выше снежных вершин? Где мудрец и умелец такой?

    Где они, афоризмы? Где мысли-кристаллы, что навек отнимают покой?....

    (перевод Б.Жилкибаева)

    ***

    Звучит на сто ладов песнь грустная твоя -

    То медленно, то вскачь,

    то дробно льются трели.

    Им внемля, то горю, то холодею –

    То буйствует душа, то полудремлет в теле.

    Несется шелк и свист, как дождик с облаков,

    И все живое пьет и впитывает звуки.

    Ни карканье ворон, ни нежных голосов –

    Набрали в рот воды окрестные пичуги.

    Чарует ум напев, не требующий слов,

    Всё замерло вокруг –

    ни вздоха и ни шага,

    Весь мир, певец любви,

    с тобой грустить готов.

    Журчит потоком слез ручей по дну оврага.

    Соловушка! И я...я плачу, грусть в огне

    Ношу я в сердце уголь и втайне изнываю.

    Спаси меня: помочь один ты в силах мне.

    Никто, никто другой – я это точно знаю.

    Вспорхни, мой свет, вспорхни над той,

    что всех милей,

    На ветке умостясь,

    рассыпь призывно трели,

    Добейся, чтоб печаль моя открылась ей

    С томительной тоской в измучившемся теле.

    На сто ладов свищи, чтоб звуки сердце жгли

    И девичья душа металась, точно пламя.

    Заворожи ей ум и чувства распали

    Так, чтоб в ее мечтах сплетались мы телами.

    Спеши, властитель душ, спеши, печали глас,

    Завишу от тебя я, как от воли Божьей, -

    Коль не окажешь мне ты милости сейчас,

    В могилу грусть моя сведет меня, похоже.

    (перевод В. Антонова)

    ***

    Несчастный казах, твоя в страхе душа,

    Ты в рубище жалком, идешь не спеша.

    Повержено знамя…

    За что ни возьмешься –

    В руках только днище пустого ковша.

    Тебя сторонятся наука и труд,

    И мысли святые тебя не гнетут,

    Ночами кровавые слезы ты льешь,

    Что в спячке грядущие годы пройдут.

    Очнись и воспрянь! – наступила пора.

    Тебя день и ночь угнетали вчера.

    Ты в сторону старый облезлый тымак

    Отбрось, чтобы новые слышать ветра.

    И, в книги вникая, невежества тьму

    Рассеешь, разрушишь, незнанья тюрьму.

    И века грядущего будешь достоин,

    И – равным по духу будь миру всему

    (перевод Б.Канапьянова)

    ЗИМНЯЯ ДОРОГА

    Ночь. И буран свиреп.

    Мертвая, голая степь.

    Заметены пути,

    ни огня впереди.

    Впереди – ни огня,

    а я все гоню коня

    через сугробы.

    Ветер рычит во мгле,

    жмется, как зверь, к земле,

    то подползет ко мне,

    то замрет в стороне,

    то начнет угрожать

    и опять, и опять

    воет от злобы.

    Кто-то хохочет в степи,

    кто-то бормочет – спи…

    Ветер свистит в ушах,

    то нагоняет страх,

    то спасенье сулит,

    шепчет слова молитв,

    плачет, тоскуя…

    Нет впереди дорог.

    Еду я одинок,

    холодно мне… дрожу…

    еле в седле сижу.

    Что это там – впереди?

    В снежной густой пыли?

    Не разберу я …

    Мертвая, голая степь.

    Ночь. И буран свиреп.

    Хоть бы где огонек!

    Конь совсем изнемог,

    больше и я не могу –

    здесь, в глубоком снегу,

    верно, умру я…

    (перевод А.Жовтиса)

    СТАРЫЙ ТУРКЕСТАН

    1. Старый город

    Старый город - утренний мир,

    На него если бросишь взгляд,

    Что увидишь?

    Увидишь -

    Могилы на площадях.

    На могилах сотни святых

    Бесконечно молитвы твердят.

    Что увидишь?

    Увидишь -

    Мечетей спокойную стать,

    И в каждой стремится мулла

    Азан громче всех прокричать.

    Что увидишь?

    Увидишь -

    Мурлыкающий базар,

    И бурлит на любом углу

    Раскаленный кипящий казан.

    Что увидишь?

    Увидишь...

    Погоди, пока взгляд не устал!

    2. Погонщик

    Погонщик довольно мурлычет,

    Неуклюже трясется арба.

    Болтаясь в седле, не торопит

    Он коня своего никуда.

    У него за пазухой дыня,

    Яблоко с красным бочком

    В руке, и цветок за ухом

    От той, в кого он влюблен.

    Мулле, что идет навстречу,

    Не торопится руку подать,

    Но, увидев мечеть, присмиреет,

    Чтобы ближе Аллаху стать.

    А пройдет мимо русская баба

    С походкою от бедра,

    И снова мурлычет погонщик,

    Неуклюже трясется арба!

    3. Женщина

    Сверху паранджа - кулёк закрыт,

    Спереди гардина, как мешок.

    Там, внутри мешка за паранджой

    Лицо её - пленительный цветок.

    Ветру не дано проникнуть внутрь,

    Градом по щекам струится пот.

    У неё не серьги - шанырак

    С жемчугом. Она в себе несёт,

    Как сосуд с целебною водой,

    Миловидность круглого лица.

    Главное держать рот на замке -

    Вот нехитрая её задача вся.

    «Женщина, молитву прочитай,

    На мужское грех смотреть лицо».

    Рядом туркестанский господин,

    Богом избранный и сам как божество.

    (перевод И.Одегова)

    Категория: ПЕРЕВОДЫ | Добавил: Людмила (10.10.2016)
    Просмотров: 188 | Теги: Магжан Жумабаев | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]