Главная | Регистрация | Вход
Литературная Алма-Ата
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Журнал "Яблоко.Литературные посиделки" [58]
Наше видео [7]
Поэзия [30]
Литературоведение [36]
Семиречье - моя любовь [6]
Очерк [2]
Литература России [12]
Мой Казахстан [18]
Литературные посиделки. Рабочая тетрадь. [39]
Наша гостиная [6]
Портреты наших современников [6]
Проза [15]
Дайджест прессы [77]
Самиздат [148]
Книги наших авторов [2]
Наши конкурсы [16]
"Яблоко-2016" [5]
Альманах "Литературная Алма-Ата"- 2016 [13]
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 297
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Главная » Статьи » Наша гостиная

    Сергей Лукьяненко: "В политику не иду. Боюсь превратиться в вампира!"
    По приглашению международного медиа-клуба "Формат А3" в Риге побывал Сергей Лукьяненко – писатель не просто известный, а очень известный – cамый популярный российский фантаст в мире.

     
    Книги Лукьяненко переведены более чем на 30 языков – он один из самых переводимых российских авторов. Его книги изданы в 25 странах. К примеру, в Британии это самый издаваемый российский писатель. В 2003 году был признан лучшим фантастом Европы.
    Трудно найти человека, не слышавшего о романах "Ночной дозор" и "Дневной дозор", по которым сняты одноименные блокбастеры.
    Эти русские фильмы стали достойным ответом американскому Голливуду, который тут же закупил права на прокат кинолент, снятых по книгам Лукьяненко.
    Эстонский дозор
    На самом деле популярность писателя Сергея Лукьяненко началась вовсе не с "Ночных" и "Дневных дозоров". До этих фильмов он написал около 50 (!) книг. Еще в 90-х стал самым молодым лауреатом "Аэлиты" -- российской премии, присуждаемой за вклад в развитие фантастики. А его книга "Лабиринт отражений" -- культовым романом русского интернета.
    -- Сергей Васильевич, вам не обидно, что вас все время про "Дозоры" спрашивают?
    -- С этим надо смириться. Так случилось, что именно эти книги стали наиболее удачным проектом. Только в Европе продано свыше полумиллиона экземпляров, а в России эта цифра уже подбирается к 10 миллионам.
    Сегодня мои "Дозоры" переведены на английский, немецкий, китайский, японский, турецкий, финский ….В общей сложности на 30 языков мира.
    -- В Эстонии название вашего романа "Ночной дозор" дало имя движению защитников Бронзового солдата. Как вы к этому отнеслись?
    -- Замечательно! Ребята отстаивали совершенно правильные вещи и идеалы. Я тоже вступил в это движение, потому что полностью одобрял действия эстонского "Ночного дозора". Считаю лестным, что в качестве лозунга своего движения таллинцы выбрали название моей книги. О войне нельзя забывать, нельзя плевать людям в души.
    -- Не боялись, что вас объявят в Эстонии персоной нон-грата, затаскают по судам?
    -- Напротив, очень веселился, когда по Таллину за мной ходил шпик. Карикатурный такой, смешной… Как из плохого детектива.
    Мы зашли в совершенно пустой пивной ресторан. Он -- за нами. Сел через столик, заказал себе кофе и стал его задумчиво пить, поглядывая на нас. В конце концов мне это надоело: я встал, взял камеру и сделал вид, что фотографирую интерьер кабачка. Шпика как ветром сдуло -- пулей выскочил из ресторана!
    Через пару минут ко мне подошел охранник и говорит с иронией: "Ну что ж вы издеваетесь над людьми! Работа у него такая". "Какая?" -- спрашиваю. "А то вы не понимаете!"
    -- А что было потом?
    -- А потом в Эстонии вышла книжка какого-то русского журналиста-манкурта, который гневно описывал, как эти московские сволочи приезжают и ругают их любимую страну. Как гнусно повел себя писатель Лукьяненко, вступив в позорную организацию "Ночной дозор". Как он посмел рассказывать в России о том, что за ним ходил шпик, мол, в свободной стране такого быть не может.
    Но у меня есть доказательства -- фотографии этого человека. Я же в ресторане не только интерьер снимал…
    Фантастика жесткого действия
    Сейчас в это трудно поверить, но Сергей Лукьяненко вовсе не мечтал о лаврах писателя. Учился на отлично в Алма-Атинском мединституте и собирался пойти по стопам своего отца – стать потомственным врачом- психиатром.
    Неизвестно, что потеряла современная психиатрия, не дождавшись в своих рядах доктора Лукьяненко, но российская литература однозначно выиграла.
    -- У каждого писателя есть какая-то красивая легенда о том, как он пришел в литературу….
    -- У меня не легенда, а чистая правда. Мне было 18 лет, я учился в медицинском. Как-то выдался скучный вечер. Заниматься не хотелось, что для студента, в общем-то, естественное состояние. Я взял тетрадку и начал писать рассказы. Процесс захватил. Когда я дал почитать свои первые сочинения друзьям, они сказали мне: "Классно! Пиши дальше".
    Отец подарил мне старенькую печатную машинку "Москва", и я стал посылать свои опусы в журналы. Через год у меня, начинающего автора, было уже множество публикаций в центральных советских изданиях, ведь рубрика "фантастика" была тогда в каждом журнале.
    Заканчивая институт, я уже ясно понимал, что врачом работать не буду.
    -- У вас были писатели-кумиры?
    -- Сколько угодно. Братья Стругацкие, Владислав Крапивин, Стивен Кинг, Айзек Азимов… А еще мне безумно нравился писатель, физик-ядерщик Сергей Снегов, глубоко интеллигентный и очень приятный человек. Я занимался в его группе на семинаре в Доме творчества Дубулты. Снегов тогда дал мне очень хорошую рекомендацию -- подвел к Киру Булычеву и сказал: "Обрати внимание на этого автора".
    Кстати, с тех пор я в Латвии ни разу не был. Как-то не складывалось. Из Казахстана далеко ездить. А когда перебрался в Москву, Латвия уже стала заграницей.
    -- Вы определяете свой жанр как фантастика жесткого действия. Почему?
    -- Сегодня книгам приходится конкурировать с огромным количеством развлечений: кино, телевизор, компьютер… Литература вынуждена быть максимально активной. К моему большому сожалению, она не может позволить себе быть плавной и неспешной. Мысли, изложенные в такой манере, не дойдут до читателя -- он просто закроет книгу. Поэтому стараюсь писать так, чтобы в моих романах было много действия, чтобы оно захватывало читателя.
    Светлые, Темные, Иные…
    Книги Лукьяненко и в самом деле захватывают читателей. Вампиры, демоны, маги в его романах как живые. Они любят, ненавидят, страдают. Живут в нашем времени и ходят по улицам Москвы. Обладают сверхъестественными способностями, которые почему-то не приносят им счастья...
    -- Почему вы, православный человек, пишете романы о вампирах, ведьмах, демонах и прочей нечисти?
    -- Для меня это всего лишь художественный прием, гиперболизация каких-то присущих каждому из нас качеств до таких размеров, что они начинают восприниматься как сверхвозможности. Это помогает мне показывать обычные человеческие отношения с необычной стороны – более остро, рельефно, интересно.
    -- Тема вампиров сегодня породила целую субкультуру. Как вы думаете, почему людей , живущих в 21 веке, интересует такая мрачная тема?
    -- Действительно, вампиры представлены в фольклоре мрачновато: как порождение зла и ночи , как существа вызывающие ужас и неприязнь. Но современные вампиры другие! Сегодня этот образ – прямое порождение психологии потребления. Вампир все время что-то потребляет: чужую кровь, чужую жизнь. Если бы вампиры могли пить деньги, они пили бы деньги!
    Девиз общества потребления: "Бери от жизни все!" В этом смысле вампир – это идеальный и узнаваемый архетип современного потребителя, эгоист, модный тусовщик.
    -- А Светлые, Темные, Иные… Для чего они придуманы?
    -- В каждом человеке живет вера в чудо. Ты вроде рядовой человек,и вдруг – бах! – выясняется, что Иной. И вот ты уже маг, волшебник, живешь необычной жизнью. Происходит перелет из скучной надоевшей жизни в сказочный мир, который рядом: стоит только завернуть за угол и увидишь как Гессер дерется с Завулоном…
    -- Как церковь относится к вашим книгам? Не обвиняет в сатанизме?
    -- Несколько отдельных голосов на эту тему я слышал. Но в церкви достаточно адекватных людей, которые понимают разницу между пропагандой сатанизма и книгой вроде "Дозора" или "Гарри Поттера".
    Гуд бай, Америка!
    "Дозоры" Тимура Бекмамбетова, снятые по книгам Сергея Лукьяненко, взорвали не только российский кинопрокат. Слава о фильмах докатилась до родины блокбастеров -- США. Американские продюсеры "прокатали" русское кино по всему миру и немедленно пожелали снять свой "Дозор".
    --- После американского проката "Дозоров" вы, наверное, проснулись миллиардером?
    -- Если бы! Благодаря бухгалтерской мудрости прокат по всему миру почему-то не принес ни цента прибыли. Нам еще многому надо учиться у Америки!
    - Киностудия "XX Сentury Fox" купила права на фильм по вашей книге. В какой стадии съемки?
    -- Ни в какой. У меня такое ощущение, что они покупали права для того, чтобы никогда не выпускать фильм. Причина понятна: наши российские "Дозоры" сильно сбили кассу американским блокбастерам. К тому же стало известно, что в России собираются снимать продолжение "Дозоров" -- еще два фильма.
    И тогда американцы поступили очень хитро: под шумок купили права на прокат первого фильма, потом -- второго. С успехом прокатали их по миру. А третий, сказали, будем снимать сами. И … не стали ничего снимать!
    -- Почему?
    -- Кому нужны конкуренты? Скорее всего, они и не собирались экранизировать мои романы. Просто хотели прекратить выпуск этого безобразия в России, получить прибыль с уже выпущенного безобразия. И забрать Тимура Бекмамбетова в Голливуд, потому что он прекрасный режиссер.
    -- Но ведь Россия может ответить Голливуду встречным безобразием! Например, экранизировать ваши книги "Лабиринт отражений","Тени снов", "Императора иллюзий", "Черновик", "Чистовик"….
    -- Мне постоянно поступают какие-то предложения, постоянно покупаются какие-то права… Увы, дальше этого дело идет очень редко. Помимо "Дозоров" был снят фильм "Озирис Нуна" по моей книге "Спасибо, мама!", скоро выйдет мультсериал
    Есть режиссеры, которые мечтают экранизировать мои книги "Геном" и "Черновик". Семь лет Первый канал обещает взяться за съемку фильма по "Лабиринту отражений"… Но когда от слов перейдут к делу, я не знаю.
    "Актерский хлеб не для меня"
    После "Дозоров" в народе родился анекдот. Две козы жуют кинопленку сельского клуба. "Что- то мне не нравится "Ночной дозор", -- говорит одна. "Да, книга Лукьяненко лучше", -- отвечает другая.
    А еще в народе ходили слухи, что писатель остался крайне недоволен экранизацией своих романов. Это неправда. Более того, в одном из "Дозоров" снимался… сам Сергей Лукьяненко!
    -- Помните сцену, когда Городецкий, перемещенный в тело Ольги, приходит в класс, в котором учится Светлана? Все, кто сидит в этом классе – мои друзья, московские писатели. А потом я выхожу к доске и взглядом подымаю железный лист, включаю лампочку…
    В фильме эта сцена заняла 20 секунд. Не больше. А снималась она с утра до позднего вечера. Дублей двадцать ушло! А чтобы наша писательская массовка время кинопроцесса не скучала, периодически посылался гонец за коньяком.
    Все профессиональные актеры смотрели на нас с лютой ненавистью: ведь им на работе пить нельзя!
    Я понял, что эти люди не зря едят свой хлеб. И этот хлеб совсем несладкий. Когда мы в ночи, под хмельком, разбрелись по домам, съемочная группа поехала дальше -- снимать эпизод, как вампиры нападают на Егора.
    Хочется вызвать демонов!
    Несмотря на звания, регалии и всенародную славу, Сергей Лукьяненко человек совсем не тусовочный. Не светится на голубых экранах, очень редко дает интервью, держится подальше от сильных мира сего.
    -- Многие ваши коллеги, писатели, не вылезают из телевизора и не пропускают ни одной презентации в столице. А вас нигде не видно.
    -- Я не тусовочный человек. Поначалу было прикольно. Звонил телефон, меня звали на всевозможные интервью и передачи, приглашали на банкеты-фуршеты. Но я быстро понял, что надо выбирать -- либо работать, либо торговать лицом.
    Да и что в этом хорошего, если ты мелькаешь во всех газетах начиная от "Комсомолки" и кончая "Вестником свиновода Подмосковья"? Если тебя зовут на каналы, где ты сидишь как дурак и размышляешь на тему, грозит ли миру финансовый кризис? А дома тебя ждет роман, к которому ты не притрагивался…
    -- В политику вас не пытались затащить?
    -- Пытались, и не один раз. Но я всем объясняю, что мне жена запрещает. Говорит, что если я пойду в депутаты, то она меня сначала убьет, а потом разведется. Как ни странно, это работает.
    -- А если серьезно?
    -- А серьезно: идти в политику это означает перестать быть человеком. И стать вампиром.
    Как посмотришь на российскую жизнь – сразу хочется демонов вызвать! Или написать что-то на заборе…
    -- В Латвии не лучше. Только у нас жизнь с уклоном не в фэнтази, а в триллер. .
    -- Во всех постсоветских республиках нынче тяжело. Недавно я был на своей родине в Казахстане – тоже многое порушено, хотя когда-то там был и Байконур, и машиностроение. Впрочем, казахи бережнее, чем латыши или эстонцы, подошли к этому вопросу -- хоть что-то да сохранили.
    А Прибалтика ,на мой взгляд, совершенно бессмысленно утратила все, что имела. Я еще на заре парада суверенитетов подметил: чем с большим восторгом страна бросалась в объятия Европы, тем для нее было хуже.
    Мел Судьбы
    В Ригу писатель приехал вместе с женой Соней – любимой и единственной. Она его первый друг, первый читатель, первый критик. По образования психолог, кандидат наук.
    Они вместе уже почти 15 лет и понимают друг друга с полуслова. Про таких говорят – "пара".
    Уверена, если бы у Сони и Сергея, как у героев "Дозора" появился Мел Судьбы, они вряд ли бы захотели что-то переписать в своей семейной жизни.
    -- Сергей Васильевич, а какой вы в быту? В доме можете гвоздь прибить?
    -- Запросто. Не понимаю мужиков-творцов, которые так погружены в литературу и так боятся спугнуть Пегаса, что не могут починить утюга или принести из магазина картошки.
    -- Недавно нашла в интернете игру по вашему роману "Черновик" . Вы хотели бы чтобы ваши дети в нее играли?
    -- Неплохая игра. Но я хотел бы, чтобы они поменьше сидели за компьютером и побольше читали.
    -- Для своих сыновей сказки пишете?
    -- Пытался, несколько раз… Не идет. Старшему сыну Артемию только 7 лет, а младшему Даниилу – четыре. В возраст не попадаю! Начинаю вроде сказочный сюжет, а он уходит опять в фэнтази.
    -- Писатели-фантасты обычно верят в НЛО, машину времени, тунгусские метеориты… А вы?
    -- Пока пишу, я должен верить. Но если я скажу: "Соня, тут надо мной тарелка пролетела", она меня вряд ли поймет.
    -- Получается, что вы пишете о вещах, в которые сами не верите?
    Разумеется. Если бы я верил в то, что я пишу, мое место было бы в ближайшем психиатрическом доме.
    -- Как ваша семья проводит время?
    -- Стараемся больше путешествовать. Часто бываем в Англии, летом отдыхаем в Италии, на прошлой неделе вернулись из Казахстана. Я там не был с юности…
    -- Над чем вы сейчас работаете?
    -- Вы будете смеяться, но над пятым "Дозором".
    -- Вот чувствовалось, что ваш "Последний дозор" еще не последний!
    -- Я честно хотел его сделать последним, но не получилось. Пришел к Соне и сказал: вот так и так… А Соня ответила: "Вспомни, как мучался Конан Дойл , воскрешая Шерлока Холмса. Но у тебя нет выхода -- все равно читатели заставят писать продолжение ". Так и получилось: заставили!
    Елена Смехова
    http://bukvoid.com.ua/digest/2011/12/12/194813.html
    Категория: Наша гостиная | Добавил: Людмила (18.12.2011)
    Просмотров: 296 | Теги: Сергей Лукьяненко | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]