Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Проза [87]
Сказка [10]
Поэзия [51]
Поиск
Вход на сайт
Комментарии
Уважаемая Алуэ! Помните, я раскритиковала Вашестихотворение «Я летала в снах своих, а Вы?». Извините, мне тогда не хватило
мудрости отстоять и обосновать свою позицию. Но сейчас я понимаю, что я хотела
Вам сказать: Вы показались мне поэтом пронзительнейшей силы. И мне показалось
ненормальным, что Вы пишете отвлеченные стихи вместо того, чтобы зажигать
поэзию силой конкретного соучастия и сострадания, оказания помощи. Я имею в
виду: Если Вы пишете о снах и хотите передать людям мысль о божественности и гармоничности
мироздания, так и делайте напрямую такой вывод, хваля Создателя за мудрость
сотворенной им природы. Если Вы хотели показать, как просты астральные
путешествия (видите, я так и не знаю, что же Вы точно хотели изобразить), то Вы
должны были сказать и об этом напрямую, принося читателю реальную помощь в
просвещении его. Но Вы не делаете глубокого полезного вывода, не осмысляете то,
о чем говорите в этом стихотворении, как это положено в искусстве. Вы
немножечко его не доработали. Может быть, Вы сейчас все еще не понимаете меня.
Но Ваши стихи :Я в будущее Казахстана верю, стихи об отце говорят о том, что Вы
обязаны сделать очень многое для людей, имея такой дар. Но Вы используете его
только наполовину и мало призываете людей к хорошему образу жизни, передаете им
мало силы и мудрости, какая у Вас должна иметься. Быть может, Вы сами не
придали большого значения в жизни Вашему дарованию и не пытались свято
развивать и реализовать его? Я понимаю, в наши дни это очень тяжело следовать
своему природному призванию. Человек должен выжить сам и вырастить своих детей
в очень сложном мире. Но очень жаль, что возможности, какие нам дает природа,
мы не используем до конца для улучшения жизни общества и нашей собственной
жизни. Это требует огромного самопожертвования, нечеловеческой жизни. Однако
все потом вознаграждается.Поэты в наши днидумают, что целью искусства легко может быть просто выражение чувств и
впечатлений, как у вас в этих стихах. Однако я считаю, что целью поэзии и
вообще любого ремесла может быть только удовлетворение насущных нужд людей.
Поэт создает песенку, которая утешает сердце человека, показывает ему
правильный путь, делает жизненно важное заключение в каждую отдельную эпоху и
даже наводит порядок в обществе! Если поэт не помогает в насущных нуждах другим
профессиям, он не может заслужить свой хлеб. Он не заслуживает, чтобы другие
профессии исполняли свои обязанности по отношению к нему, если сам не исполняет
свои обязанности по отношению к другим сословиям в сохранении их жизни! Может,
поэтому в наши дни социальный статус поэта невесть какой, он считается никому
не нужным, а стихи его не прокармливают, потому что они отвлеченные и не
приносят реальной пользы. Чтобы Вам легче было понять меня, позвольте задать
Вам вопрос: к чему именно Вы призываете читателя в стихотворении «Я летала в
снах своих, а Вы?». Призываете ли Вы любить природу, которая дала нам чудо
полетов во сне? Или Вы, может, интересуетесь, знает ли кто секрет таких снов?
Чему Вы хотите научить? Надо говорить точнее.Ну вот, я высказалавсе, что думала на самом деле. Надеюсь, это утешит Вас после долгого
непонимания, чего же от Вас хотела неизвестная особа из интернета, и поможет
Вам. Но, пожалуйста, дайте мне знать, разрешила ли я все вопросы? Мне бы очень
не хотелось бы оставить кого-то обиженным. Я всего-навсего хотела взять на себя
смелость помочь Вам стать еще лучше как поэт.Спасибо Вам большое! На самом деле я Вас оченьуважаю. Некоторые Ваши стихи мне очень помогли! Но я читала очень мало. У вас
есть книга?Вера Бочкарева

Cпасибо, Лена! ты знаешь, мне нравятся твои стихи. Еще спасибо за инициативу.

,Прекрасный ,вдумчивый  материл Л. Шашковой,раскрывающий наиболее полно грани таланта Ивана Щеголихина.С признате6льностью к автору и поэту Рафаил Синцов, член РСП

На http://www.livelib.ru/ был отчет, очень здорово!!

Нас развели... Но нас не спросили.
Не потерять бы теперь и Россию.

Браво, Гирей! Счастлив, что могу общаться с тобой,читая твои бесподобные стихи.  И горжусь, что дружили в лучшие времена. С.Ш.

Бахытжан! Глубокие, философские мысли, искренние чувства вложил ты в свою Поэзию... Сможешь, загляни ко мне на стихи.ру. Там есть моя степь Она и твоя. С.Ш.

Люба! Выложи свои стихи. Хочетсч познакомиться.

Зима вьюгой закружила,
Забуранила.
Ты меня приворожила,
В сердце ранила.
В танце бусами звеня,
С песней лИхою -
Заманила ты меня
Заманихаю.
Сам не свой теперь хожу
Привороженный.
Тебя за руку держу,
Как стреноженный.
Не могу и не хочу
Растреножиться.
Не гадаю и молчу-
Как всё сложится?
Слышу шепот:"Будешь мой,
Расцелованный".
И вернулся я домой
Очарованный.
И оттаяла душа -
Была стылая.
Ах, как жизнь-то хороша
С тобой, милая!
Ты мне счастье подарила,
В сердце ранила...
Зима очень задурила -
Забуранила.

В романе «Ночь предопределений» сплетены история и современность. Герой Ю.Герта - писатель - приезжает на Мангышлак, место действия своей
будущей книги о Зигмунте Сераковском, революционере-демократе,
сподвижнике Чернышевского и Герцена, более ста лет назад сосланного в
эти края. В романе два основных сюжетных узла. Первый - главный - связан
с нашим временем. Нефтяники, архитекторы, журналисты, с которыми
встречается герой романа, а в особенности события, разворачивающиеся
перед ним, заставляют его требовательно вглядеться в себя, заново
определить свою жизненную позицию. В центре второго узла - судьба
революционера, дающая возможность осмыслить значение личности в
масштабах истории.

Теги
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 293
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Самиздат » Проза

    Ностальгия
    Ностальгия
    рассказ
    На улице лил мелкий дождь, который навевал уныние. От этого даже поездка в М-ский район не вызывало такой будничной радости. М-ский район был примечателен тем, что там находился известный во всей стране санаторий, где лечили радоновой водой. Целью моей командировки была проверка лечебно-профилактических учреждений района. Я был в приятельских отношениях с директором санатория и обычно селился в санатории, который располагался в горах, недалеко от районного центра. Приехав в районную санэпидстанцию, я первым делом позвонил директору санатория, его звали Саке. Он был старше меня ровно на десять лет. Это был пожилой мужчина с приятной внешностью, с хорошими манерами, очень приветливый, в общем, благородного происхождения.
    -Здравствуйте, узнали, - сказал я ему.
    - Конечно Маке, как вас не узнать, - обрадовано ответил он – какими судьбами, приехали не нас случаем проверять?
    -Нет, я здесь по работе, хотел бы, если вы не возражаете поселиться у вас в санатории, - ответил я.
    -Какой вопрос, я распоряжусь, вечером у дежурного возьмете ключ от номера, завтракать и ужинать тоже будете у нас.
    Закончив дела, в семь вечера я уже ехал вверх в горы, где в живописном ущелье располагался санаторий. Стояла ранняя весна, деревья только стали распускать свои листья, воздух еще не наполнился своим неповторимым ароматом, свойственный летом и осенью. Особенно было здесь хорошо осенью в бархатный сезон. Тогда природа встает перед вами неповторимыми яркими красно-желтыми красками, вызывающей какое-то трепетное волнение, свойственной молодости. От чего наступало ощущение того, что вот-вот твоя душа отделится от грешной оболочки и взымет вверх. И самое главное чувство ожидание какого-то чуда, словно ты этого ждал всю свою жизнь, а оно промелькнуло незаметно мимо тебя, что это до сих пор не дает мне покоя. И это чувство ожидания не покидает тебя до тех пор, пока ты не уедешь из санатория. Сколько раз я ловил себя на мысли что жизнь это какой-то миг, который пролетает возле тебя, а ты хочешь его остановить, но не можешь…, а годы пролетают. Так задумавшись, я и не заметил, как очутился возле санатория. Санаторий состоял из целого комплекса зданий, куда входили лечебный корпус, место проживания и хозяйственные постройки, которые располагались в живописном ущелье, внизу которого шумела горная речка. Ущелье, где расположился санаторий, природа щедро одарила пышной зеленью, здесь росли и березки, и ивы, и клены, и тяньшанские ели и другие деревья которые я нигде раньше и не встречал. Но самое главное здесь богатство неповторимый чистый горный воздух, от которого появляется неповторимое ощущение праздника, которое потом долго тебя не покидает.
    Я зашел через главный вход и очутился в большом холле. Возле стены на мягких сиденьях сидели какие-то две старухи и о чем-то мило беседовали. Вообще ранней весной здесь обычно лечились и отдыхали люди преклонного возраста. В это время приезжали те кто хотел пролечиться. А отдыхать и покутить приезжали обычно летом. Летом здесь было много народа, на все процедуры нужно было стоять в очередях. Я подошел к стойке, где сидела администратор, это была молодая девушка, раньше я ее здесь не видел.
    -Здравствуйте, мне должны были оставить номер? – сказал я.
    Вначале она оценивающе посмотрела на меня, видать мой вид ей внушил доверие, потому что она даже не спросила у меня документы.
    - Это наверно вам, - ответила она, мило улыбаясь, протянув мне ключ с номером.
    Хотя имелся лифт, я сам поднялся на четвертый этаж, почему-то я не доверял лифтам, мне всегда казалось, что если я в него сяду, то он обязательно застрянет. Поднявшись на четвертый этаж, я открыл нужную мне дверь. Это оказался номер люкс, со всеми полагающими удобствами.
    Приняв душ немного передохнув, я отправился на ужин. Те кто жил в номерах люкс питались в кафе-баре, находящийся на втором этаже. Проживающие в простых двухместных номерах, питались в обычной «рабоче-крестьянской» столовой находящейся на первом этаже. Там был свой плюс, что было многолюдно, и за едой можно было разглядеть всех, кто здесь проживал. А в кафе-баре питались единицы, более состоятельные люди, и по моему понятию более скучные. Со мной за одним столом сидел пожилой человек, подполковник в отставке из города А., ему было уже шестьдесят шесть лет, звали его Еркен. С виду он был сама святость, старый уставший от жизни человек и все, но это на первый взгляд. Когда я с ним познакомился поближе, выяснилось что у него жена уже как пять лет умерла, правда от этого он сильно не страдал. Он уже много лет, еще при живой жене встречался с женщиной, которая моложе его на двадцать лет. И что удивительно у этой женщины был муж и дети. Когда-то в одном из гарнизонов необъятной страны, он с ней познакомился, и после этого, как поется в песне, она бороздила с ним и со своей семьей необъятные просторы родины, пока тот не бросил якорь, то есть вышел в отставку и нашел свою гавань в городе А. В общей подполковник был та еще штучка. Эта женщина еще умудрялась ревновать своего старика, хотя там уже ревновать было нечего, она постоянно звонила ему на сотку.
    -Еркен с кем ты там разговариваешь, - требовательно задавала вопросы она – поди, нашел там себе уже юбку?
    -Да ты что Света, типун тебе на язык, это я разговариваю с человеком мужского пола, который сидит со мной за одним столом, - оправдывался подполковник.
    - Я тебе не верю, ты специально от меня сбежал в санаторий, чтобы найти помоложе, а я тебе всю свою молодость отдала теперь конечно не нужна, стала! – плакала она в телефон. Причем эти сцены повторялись каждое утро и вечер.
    -Маке, скажите, пожалуйста, ей что-нибудь в трубку пусть успокоится, - просил меня Еркен.
    -Добрый вечер, или доброе утро, - говорил я, в зависимости от времени, чтобы успокоить ее и подполковника, а в душе думал «как вы меня достали», не зря говорят что стар, что млад, и что это за дура, которая вешается на этого старика, у нее, наверное, точно с «крышей» не в порядке.
    - Кто по образованию ваша женщина? – спросил я.
    - У нее нет образования? – ответил он.
    -Ну тогда ясно, что она к нему так прицепилась – сделал про себя вывод я – это вроде как божье наказание за то что он изменял своей жене. Наверное, точно подполковник сбежал от нее в подальше в горы, но она его и здесь нашла…
    В девять вечера в санатории все дни кроме понедельника были танцы. За столом я предложил сходить на танцы подполковнику.
    -Ага, давайте вечером сходим на танцы, тряхнете стариной, молодость вспомните, глядишь, кого и снимете?
    -Нет уж я в молодости сильно покуражился, с меня приключений хватит, сам видишь как мне эта названивает, это мне божье наказание, теперь буду до конца жизни нести свой крест, - отвечал он, при этом, отмахиваясь от меня руками, как будто я его на танцы тащить собрался.
    -Нужно было вам вашу женщину взять с собой в санаторий, вместе бы и несли свой крест, - пошутил я.
    - Я и так сюда уехал чтобы отдохнуть от нее, - ответил он.
    -Ну как хотите, а я схожу, тряхну стариной, - отвечал я.
    В девять вечера я пошел на танцы в подвал, где для этих целей был выделен специальный зал. Летом, когда народу было побольше танцы проходили на летней танцплощадке. Сейчас был еще не сезон. Вот уже много лет вел танцы сорокалетний мужчина по имени Талгат. Он был словно создан для этого. Ростом он был чуть выше среднего, сухощав и подвижен. Обладал завидным обаянием, мог запросто заводить публику, при этом очень красиво и зажигательно танцевал. Он не кому не давал просто так сидеть, хватал за руки и вытаскивал на танцплощадку и заставлял танцевать. К тому же он мог петь и играть на нескольких музыкальных инструментах, начиная от домбры, кончая фортепиано. Как-то в перерыве я у него спросил.
    - Талгат ты здесь прям как в малиннике, столько красивых женщин приезжает, наверное, втихаря изменяешь жене, а?
    - Вы правильно говорите, за сезон здесь много бывает красивых женщин, но я как-то на них не особо заглядываюсь,– отвечал серьезно он.
    -Я что-то тебе не верю, ты же не святой как один мой знакомый подполковник - говорил с сомнением я и дальше приставал с вопросом – и что совсем, совсем, не изменяешь что ли?
    - Ну только когда я выпью, меня немного тянет к женщинам, но я не знаю с какого бока зайти, - отвечал он чтобы отвязаться от ненужных расспросов.
    - У тебя просто издержки профессии, - констатировал я.
    Я всегда шел на танцы, с каким внутренним трепетом, ожиданием, что я встречу того человека, которого мысленно жаждал встретить. Но увы два из трех вечеров ничего мне не дали. На танцплощадке танцевали и молодые и среднего возраста женщины, на которых мой взгляд не задерживался, и я уходил разочарованный. В последний вечер приехали местные артисты и дали довольно неплохой концерт. Я даже скажу, что они могли бы посоперничать с теми, кого часто показывают по телевизору. После концерта я пошел к себе в номер хотел лечь спать пораньше, но не мог уснуть, меня мучило какое-то непонятное для меня беспокойство. Повинуясь этому чувству, я оделся, побрызгал на себя туалетную воду и спустился вниз на танцплощадку. Там как всегда неистово ревела музыка, правда в пустом зале никого не было, кроме одной молодой женщины стоявшей возле зеркала и внимательно себя разглядывающей. Взглянув на нее, я сразу понял, что это тот человек, которого я мысленно хотел встретить. Одета она была в джинсы и кофточку, которые очень хорошо сидели на ее стройной фигуре. Черты ее светлого лица поражали своей красотой, свежестью и еще чем-то таким притягательным которые не опишешь даже словами. – Вот это да, - подумал про себя я, это то, что я мысленно искал, и меня охватило какое-то трепетное волнение, несмотря на мой уже немолодой возраст. Когда собрался немного народ, я осмелился, пригласить ее на танцы. Боясь, чтобы меня никто не опередил я незаметно встал недалеко от нее.
    - Как вас зовут? – задал я дежурный вопрос.
    -Инна, - отвечала она.
    -Где вы работаете? – спрашивал я.
    - В банке, - отвечала она.
    - Вы замужем? - задавал я идиотские вопросы, хотя мысленно ругал себя, что такие женщины одни не бывают.
    -Муж, где работает? – продолжал утолять свое любопытство я.
    - В милиции, - отвечала она и музыка закончилась.
    Как я про себя отметил, от нее исходила какая-то притягательная энергия, но у нее почему-то были грустные глаза. Я потом пригласил потанцевать Инну еще один раз.
    -Скажите Инна, почему у вас такие грустные глаза? – спросил я.
    -Сама не знаю… – с легкой грустью ответила она.
    - Муж, когда сюда отпускал, не ревновал? – опять спросил я.
    -Наверно нет, - грустно отвечала она.
    Когда я возвращался с командировки домой, я был благодарен провидению, что оно мне дало еще одну возможность увидеть свою молодость. Будучи еще на первом курсе медицинского института, я по уши влюбился в такую же студентку первого курса только с другого факультета. Год мы дружили, потом что-то у нас разладилось, и она рано вышла замуж за старшекурсника с политехнического института. С тех пор прошло много времени, у меня уже есть внуки, но в мыслях я почему-то хочу встретить свою первую любовь…

    Марат Кулатаев.
    Категория: Проза | Добавил: Кулатаев (18.02.2012) | Автор: Кулатаев Марат E
    Просмотров: 199 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]