Главная | Регистрация | Вход
...
Поделиться
Меню сайта
Категории раздела
Литературное наследие [8]
Современные проза и поэзия Каз-а. [6]
Господа писатели! Здесь каждый из вас может здесь опубликовать электронный вариант свой книги.
Литературная учеба [7]
Самиздат [16]
Книги посетителей сайта
Поиск
Вход на сайт
Комментарии
Уважаемая Алуэ! Помните, я раскритиковала Вашестихотворение «Я летала в снах своих, а Вы?». Извините, мне тогда не хватило
мудрости отстоять и обосновать свою позицию. Но сейчас я понимаю, что я хотела
Вам сказать: Вы показались мне поэтом пронзительнейшей силы. И мне показалось
ненормальным, что Вы пишете отвлеченные стихи вместо того, чтобы зажигать
поэзию силой конкретного соучастия и сострадания, оказания помощи. Я имею в
виду: Если Вы пишете о снах и хотите передать людям мысль о божественности и гармоничности
мироздания, так и делайте напрямую такой вывод, хваля Создателя за мудрость
сотворенной им природы. Если Вы хотели показать, как просты астральные
путешествия (видите, я так и не знаю, что же Вы точно хотели изобразить), то Вы
должны были сказать и об этом напрямую, принося читателю реальную помощь в
просвещении его. Но Вы не делаете глубокого полезного вывода, не осмысляете то,
о чем говорите в этом стихотворении, как это положено в искусстве. Вы
немножечко его не доработали. Может быть, Вы сейчас все еще не понимаете меня.
Но Ваши стихи :Я в будущее Казахстана верю, стихи об отце говорят о том, что Вы
обязаны сделать очень многое для людей, имея такой дар. Но Вы используете его
только наполовину и мало призываете людей к хорошему образу жизни, передаете им
мало силы и мудрости, какая у Вас должна иметься. Быть может, Вы сами не
придали большого значения в жизни Вашему дарованию и не пытались свято
развивать и реализовать его? Я понимаю, в наши дни это очень тяжело следовать
своему природному призванию. Человек должен выжить сам и вырастить своих детей
в очень сложном мире. Но очень жаль, что возможности, какие нам дает природа,
мы не используем до конца для улучшения жизни общества и нашей собственной
жизни. Это требует огромного самопожертвования, нечеловеческой жизни. Однако
все потом вознаграждается.Поэты в наши днидумают, что целью искусства легко может быть просто выражение чувств и
впечатлений, как у вас в этих стихах. Однако я считаю, что целью поэзии и
вообще любого ремесла может быть только удовлетворение насущных нужд людей.
Поэт создает песенку, которая утешает сердце человека, показывает ему
правильный путь, делает жизненно важное заключение в каждую отдельную эпоху и
даже наводит порядок в обществе! Если поэт не помогает в насущных нуждах другим
профессиям, он не может заслужить свой хлеб. Он не заслуживает, чтобы другие
профессии исполняли свои обязанности по отношению к нему, если сам не исполняет
свои обязанности по отношению к другим сословиям в сохранении их жизни! Может,
поэтому в наши дни социальный статус поэта невесть какой, он считается никому
не нужным, а стихи его не прокармливают, потому что они отвлеченные и не
приносят реальной пользы. Чтобы Вам легче было понять меня, позвольте задать
Вам вопрос: к чему именно Вы призываете читателя в стихотворении «Я летала в
снах своих, а Вы?». Призываете ли Вы любить природу, которая дала нам чудо
полетов во сне? Или Вы, может, интересуетесь, знает ли кто секрет таких снов?
Чему Вы хотите научить? Надо говорить точнее.Ну вот, я высказалавсе, что думала на самом деле. Надеюсь, это утешит Вас после долгого
непонимания, чего же от Вас хотела неизвестная особа из интернета, и поможет
Вам. Но, пожалуйста, дайте мне знать, разрешила ли я все вопросы? Мне бы очень
не хотелось бы оставить кого-то обиженным. Я всего-навсего хотела взять на себя
смелость помочь Вам стать еще лучше как поэт.Спасибо Вам большое! На самом деле я Вас оченьуважаю. Некоторые Ваши стихи мне очень помогли! Но я читала очень мало. У вас
есть книга?Вера Бочкарева

Cпасибо, Лена! ты знаешь, мне нравятся твои стихи. Еще спасибо за инициативу.

,Прекрасный ,вдумчивый  материл Л. Шашковой,раскрывающий наиболее полно грани таланта Ивана Щеголихина.С признате6льностью к автору и поэту Рафаил Синцов, член РСП

На http://www.livelib.ru/ был отчет, очень здорово!!

Нас развели... Но нас не спросили.
Не потерять бы теперь и Россию.

Браво, Гирей! Счастлив, что могу общаться с тобой,читая твои бесподобные стихи.  И горжусь, что дружили в лучшие времена. С.Ш.

Бахытжан! Глубокие, философские мысли, искренние чувства вложил ты в свою Поэзию... Сможешь, загляни ко мне на стихи.ру. Там есть моя степь Она и твоя. С.Ш.

Люба! Выложи свои стихи. Хочетсч познакомиться.

Зима вьюгой закружила,
Забуранила.
Ты меня приворожила,
В сердце ранила.
В танце бусами звеня,
С песней лИхою -
Заманила ты меня
Заманихаю.
Сам не свой теперь хожу
Привороженный.
Тебя за руку держу,
Как стреноженный.
Не могу и не хочу
Растреножиться.
Не гадаю и молчу-
Как всё сложится?
Слышу шепот:"Будешь мой,
Расцелованный".
И вернулся я домой
Очарованный.
И оттаяла душа -
Была стылая.
Ах, как жизнь-то хороша
С тобой, милая!
Ты мне счастье подарила,
В сердце ранила...
Зима очень задурила -
Забуранила.

В романе «Ночь предопределений» сплетены история и современность. Герой Ю.Герта - писатель - приезжает на Мангышлак, место действия своей
будущей книги о Зигмунте Сераковском, революционере-демократе,
сподвижнике Чернышевского и Герцена, более ста лет назад сосланного в
эти края. В романе два основных сюжетных узла. Первый - главный - связан
с нашим временем. Нефтяники, архитекторы, журналисты, с которыми
встречается герой романа, а в особенности события, разворачивающиеся
перед ним, заставляют его требовательно вглядеться в себя, заново
определить свою жизненную позицию. В центре второго узла - судьба
революционера, дающая возможность осмыслить значение личности в
масштабах истории.

Теги
Наш опрос
Читаете ли вы электронные книги?
Всего ответов: 292
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Файлы » Наша библиотечка » Самиздат

    Снайпер
    18.02.2011, 10:21
    С Н А Й П Е Р.

    «Блажен, кому отпущены беззакония,
    и чьи грехи покрыты!»
    Псалом 31, 1.

    Прислушиваясь к рокоту усталого мотора, я возвращался домой. Вечерний сумрак охватил город, закрался в салон машины и черной пантерой прилег в тени придорожных деревьев. Лишь далеко на западе, отражая последние отблески закатного пожара, горела пурпурная полоса, и над потемневшими подножиями гор, будто языки догорающего пламени, багровели высокие пики. Я включил габаритные огни, и в тот же миг увидел рослого парня, который «голосуя», шагнул от обочины на проезжую часть прямо передо мной. Я резко затормозил. Ничтоже сумняся он открыл дверцу и, выдохнув, сел ко мне на переднее сиденье. Запахло крепким перегаром. С детства я не выносил пьяных, тем более не желал терпеть таковых в своей машине. Повернувшись, я хотел выпалить фразу, отправляющую его по известному адресу, но, посмотрев ему в лицо, сдержался. При всей несомненной мужественности и решительности была на нем печать какой-то подавленности и растерянности, а в широко открытых немигающих глазах промелькнуло невысказанное чувство вины и живой боли.
    -Куда тебе?- скрепя сердце, спросил я.
    -Отвезите меня, пожалуйста, к центральному парку,- голосом трезвого человека попросил он.
    -Далеко ты забрался,- присвистнул я,- это через весь город…
    -Я на машине был, да «гаишники» остановили - почувствовали запах. Пришлось договариваться. Отдал 300$, поставил на стоянку, - безмятежным голосом ответил он.
    -Что ж ты пьяный за руль сел?- возмутился я.
    -Друга встретил.
    -Так только «алкаши» или совсем «безбашенные» поступают,- подумал я и, неодобрительно покачав головой, внимательно оглядел его с головы до ног.
    Но на алкаша он был явно не похож: дорогой костюм, шелковый галстук, тонкого полотна рубашка, часы с золотым отливом на левой руке и массивный перстень на правой, на коленях барсетка из натуральной кожи – редкость по тем временам. Что ж, у богатых, видимо, свои причуды,- мысленно подвел я резюме.- Не ходить же ему, бедолаге, пешком из-за каких-то 300 долларов.
    Уловив мое неодобрение, он, видимо, почувствовал себя задетым за живое.
    -Друзья бывают разные и обстоятельства,- шевельнувшись в мою сторону, счел нужным пояснить парень.
    -Тут, наверное, ты прав,- сказал я уже спокойнее и бросил взгляд на зеркало заднего вида – отражая закатную даль, оно казалось залитым кровью.
    Он достал сигарету, "по-полевому», прикрывая огонек ладонями, прикурил, потом глянул на меня.
    -Можно?
    -Кури, только окно приоткрой.
    -На вас чем-то похож.
    -Кто?
    -Мой друг, с которым сегодня...
    -Что, очень хорошие друзья?
    -Да.., мы служили когда-то вместе, а воевать довелось по разные стороны.
    От изумления я повернул к нему голову и угодил левым колесом в глубокую колдобину, «предусмотрительно» оставленную дорожными рабочими. Мой пассажир, мгновенно среагировав, помог рулем удержать машину. Нас «весело» подкинуло, в утробе автомобиля что-то ухнуло, но, к счастью, все обошлось.
    -Как воронка..,- невозмутимо произнес он.
    Некоторое время мы ехали молча. Но что-то бередило душу моего спутника и вызывало желание поделиться. Он оценивающе глянул на меня буравчиками зрачков, а затем, переведя взгляд вперед на убегающее дорожное полотно, заговорил, лишенным эмоций, отрывистым солдатским языком.
    -В армии я служил в особой бригаде. Демобилизовался, вернулся домой – ни работы, ни денег. Помаялся немного. И вдруг мне делают заманчивое предложение по моей армейской специальности. Короче: через месяц я уже был наемником, снайпером на гражданской войне в Югославии. Платили каждому по -разному, мне, например, в тылу 800$, если принимал участие в боевых действиях – 1500$, ну и за каждого убитого надбавка..,- и, отвечая на немой вопрос, добавил,- выходило до 7000$.
    -Не хило..,- пробормотал я, и внутри холодной льдинкой скользнуло чувство неприятия.- А друг?
    Он как-то странно взглянул на меня и продолжил:
    -Я и рассказываю, чтобы понятнее...
    Однажды «зажали» нас в деревеньке, взвод почти весь лег, в живых остался я и еще двое ребят, тоже наймиты только с Украины. Отступая, мы укрылись в небольшом сарае, недалеко от околицы, патронов - лишь застрелиться, оба моих товарища ранены, один серьезно, почти сразу сознание потерял и вскоре скончался, а второй... ничего - в ногу навылет, только стонал все время. Но я привык – стоны, крики людей, выстрелы, лязг металла – это звуки войны.
    Я бы мог попробовать уйти ночью, но бросать раненого западло. Ждем, когда с нами покончат, но они почему-то не атакуют, хотя и головы высунуть не дают, малейшее движение наружу – выстрел, тоже снайпер, видимо, работает. Надо сказать, местные по отношению друг к другу – просто волки, а к наемникам - снисходительны. Лежим сутки, двое, трое. Жара, умерший стал вздуваться и лопаться. Мухи. Голову мутит от густого запаха смерти, нечистот - это тоже война.
    С питьем нам повезло - в углу бадья с зеленоватой водой, рядом охапка сена, наверное, это от скотины осталось, а из еды ничего... Ты червей когда-нибудь пробовал?- неожиданно спросил он.
    Я отрицательно покачал головой и поморщился от отвращения.
    -Извини, глупый вопрос. В общем, когда совсем "дошли" от голода, нежданно-негаданно мимо сарая, не торопясь, вразвалочку идет утка, мы вперились в нее горящими глазами, скулы от спазм свело, мой раненый даже стонать перестал, но хотя она вот - рядом, а высунуться нельзя – верная смерть. Поравнялась она с дверным проемом и вдруг... выстрел с той стороны - хлесткий и точный, голову у птицы, как бритвой, срезало, мы сжались, и вдруг вместо пальбы доносится звонкий женский голос:
    -Эй, вояки..! Кушайте.
    Я одним броском до тушки и назад.., поджарили мы ее кое-как.., вкуснее в жизни ничего не ели.
    -Но ведь могла быть и ловушка.
    -Могла, но нам повезло, а на следующий день «наши» опять заняли деревеньку. Такая вот преамбула.
    Он замолчал, потер высокий лоб, прикурил новую сигарету и продолжил:
    -Когда закончился контракт, нас вывезли в Грецию и там, в аэропорту, я неожиданно встречаю своего бывшего сослуживца по бригаде. Рядом молодая симпатичная девушка.
    -Моя хорошая знакомая,- представил он свою белокурую спутницу,- а это давний друг и земляк,- отрекомендовал он меня.
    Девушка протянула маленькую ладошку, посмотрела в лицо и, удивленно вскинув брови, внезапно вспыхнула. В этот момент за ее спиной у малыша лопнул воздушный шар. Мягкие черты ее красивого лица мгновенно отвердели, серые глаза стали цепкими и жесткими, она напружинилась и, выдернув руку, резко обернулась.
    -Все в порядке,- успокоил ее мой сослуживец и приобнял за плечи.
    -Да, да все нормально,- машинально, с заметным акцентом ответила она и после секундного замешательства, как ни в чем не бывало, мило улыбнулась и добавила,- я очень рада...
    Мы перебросились несколькими фразами, и тут я узнал, что он тоже воевал, только на другой стороне.
    Они торопились и, попрощавшись, пошли, но через несколько шагов девушка вдруг обернулась и воскликнула:
    -За вами ужин!
    Честно говоря, тогда ни я, ни он не поняли этой фразы. Лишь сегодня, когда встретились и поговорили, я узнал, что она была снайпером из подразделения «белые колготки», слышал, наверное?
    -Да,- резко ответил я.
    «Сучки отмороженные» – так называл их знакомый офицер, воевавший в Чечне. Он рассказывал, что эти девчата не знали жалости, завидя цель, для увеличения счета, они вначале стреляли в ноги, а когда другие бросались на помощь – били уже на поражение. Но и с ними поступали жестоко, в плен не брали….
    - Так ты думаешь, это она вас «подкормила»?
    -Наверняка! Голос еще тогда показался знакомым.., но как она смогла узнать меня? Униформа у всех одинаковая, лицо в грязи, в крови... Она, ведь, запросто могла нас положить, сарайчик-то небольшой. Денег бы заработала. Пощадила... И даже, вероятно, от других уберегла.
    -Не знаю, что могло поколебать такого человека..,- с удивлением сказал я.- Возможно, ты напомнил ей кого-то, очень дорогого.., потому и дрогнуло ее сердце, а, может, просто понравился... Есть в женской душе глубины, недоступные логике и пониманию мужчин.
    -Даже логике войны,- задумчиво отозвался он, а потом, помедлив, с тяжелым стоном проговорил:
    -Проклятая штука война! Ладно бы Родину защищал. А так... Когда стреляешь через прицел еще как-то.., но я убивал из автомата в упор и не одного...
    Глаза его остановились, и мне показалось, что в них отразилась не яркая цепочка уличных фонарей, а отблеск далекой смертельной очереди, унесшей чью-то жизнь.
    -Были совсем молодые..,- продолжил он с болью в голосе,- теперь они приходят ко мне по ночам, во снах, жалуются, что холодно, бесприютно, трогают меня руками, тянут за собой.., это ужасно. Я очень плохо сплю. К врачам обращался, таблетки выписали, не помогают...
    -Ты безоружных людей убивал?
    -Нет, никогда.
    Он замолчал, достал платок и вытер со лба пот.
    -Я дам один совет. Сходи в церковь к священнику, расскажи ему все, исповедуйся, мне кажется, только там тебе помогут.
    -Думаешь, я когда-нибудь смогу спать спокойно?- с надеждой в голосе спросил парень.- Мне приходила в голову мысль обратиться в церковь, но как-то...
    Он поник головой, углубившись в свои мысли.
    А вскоре, в сиянии разноцветных огней показались центральные ворота парка и многочисленная публика на площади перед ними.
    -Где тебе?
    Тормозни здесь, пожалуйста, дальше я дойду пешком,- попросил он и, достав из барсетки крупную купюру, протянул мне.- Спасибо тебе за совет и за то, что выслушал.
    Он открыл дверцу и, отмахнувшись от сдачи, ушел куда-то в сторону, скрывшись в темноте.
    Я выключил мотор и вышел на свежий воздух, чтобы как-то успокоить душу. Бархатный полумрак, переливаясь огнями, полнился жизнью. Вдали играла веселая музыка. Мимо беззаботно и неспешно шли, нарядно одетые, люди, на скамейках, обнявшись, «ворковали» влюбленные парочки. Глубоко вдохнув воздух, напоенный едва уловимыми, но волнующими ароматами летней ночи, я подумал о своем пассажире, имени которого даже не спросил. Сколько ему лет – 23 – 25? Но уже седина на висках и ощущение такое, что жизнь на излете. Потому что есть бездны, в которые человеку лучше не заглядывать.
    И еще.., хорошо, что вдали над аттракционами, разорвав фиолетовый сумрак неба, полыхнул золотой букет салюта, а не армейская осветительная ракета, и проходящий мимо офицер произнес такое мирное слово – парк, а не военное - «зеленка»….
    На следующий день, проезжая мимо церкви, я остановился, вошел и, найдя ящик с надписью «Жертва на строительство храма», опустил туда его купюру. Потом, крестясь, прошептал про себя:
    -Помоги, Господи, чаду твоему принять решение о покаянии и даруй ему прощение, дабы обрел он мир и согласие в душе.
    Категория: Самиздат | Добавил: belorus
    Просмотров: 576 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]